Клуб продвинутого журналиста: «Зачем в XXI веке брать «Телеграф»?»

Разбираем текст из  «Новгородских ведомостей»

Передо мной материал из рубрики «Голодный и злой» газеты «Новгородские ведомости». Читаю его и не могу понять, что это. Не то кулинарная рецензия, не то нативная реклама. Не то, не то… Что-то не то в этом тексте. Попробуем разобраться вместе!

 

Зачем в XXI веке брать «Телеграф»? 1

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

1.   Затейливо. Аллюзия на революционные лозунги большевиков, которая моментально считается аудиторией 40+. Ответ на вопрос заголовка содержится сразу в лиде, который оформлен как подпись к классическому кулинарному снимку. Стилизация под телеграфный стиль выглядит уместно и остроумно: «Чтобы поесть французских круассанчиков тчк». Как в бумажной телеграмме, о существовании которых поколение «миллениалов» даже не знает, поэтому большая часть аудитории не поймет эту игру слов. Впрочем, не критично. 

 

Когда зима не только началась, но уже немного и надоела, не стоит искать изящных причин, чтобы среди рабочей недели позавтракать вне дома. Сделайте это просто так. К тому же, если отправиться завтракать не в восемь утра, а ближе к одиннадцати, есть все шансы почувствовать себя богемой. Весьма душеспасительное ощущение в любой из зимних месяцев, когда и шапки, и простуды, и это вот всё 2.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

2.   Далее преамбула. То есть «заход на тему». Тот самый первый абзац, который должен во что бы то ни стало вовлечь в текст. Если убрать всю языковую эквилибристику, то в сухом остатке имеем такую идею: «Хочешь почувствовать себя богемой? Иди завтракать в кафе посреди зимы и посреди недели часов в 11 утра». Заход эмоциональный, но неубедительный. 

Но, простите, я отвлеклась. Ибо совсем не из-за сопричастности к жизни богемных слоёв общества мы — уже хорошо знакомые читателям «НВ» гурманы Виктор ЧЕРЕДНИЧЕНКО, Дмитрий СОЛЕЙ и я — отправились в кафе этим декабрьским утром. Сколь строгая, столь и справедливая наша компания продолжает инспектировать места общественного питания Великого Новгорода. В этот раз мы, как учит нас история, решили взять «Телеграф» 3.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

3.   Автор просит прощения за бестолковое лирическое отступление и тут же продолжает лингвистическое самолюбование. «Сопричастность к жизни богемных слоев общества» — языковая избыточность, плеоназм. По контексту больше подходит слово «причастность», то есть принадлежность, а не сопричастность — безоговорочное принятие ценностей. Богемные слои — сомнительно. Элита на то и элита, что ее мало. Тоненькая прослойка. Богема. А слои — это низшие слои общества.

ЯИЧНИЦА КАК ПЕРВООСНОВА

Бессмысленно спорить, что было раньше: яйцо или курица, раз очевидно другое: яичница — вот одна из важнейших первооснов завтрака 4.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

4.    Налицо очевидное нарушение логики. Ведь мы получаем на выходе такую идею: бессмысленно продолжать философский мировоззренческий спор из-за того, что яичница — классический завтрак.

А ещё лучше — яичница из трёх яиц с беконом и помидорами (Если вы эксперты, объясните зевакам, почему так?). Именно эту позицию из меню и озвучил быстро подоспевшей к нашему столику официантке Виктор Чередниченко. Также к своему заказу он добавил французский классический круассан с малиновым вареньем и чёрный чай «торговая марка» без добавок. Не отказался от круассана, но на этот раз с шоколадным соусом, и Дмитрий Солей, основная же позиция заказа и у него, и у меня совпала — это были тосты с начинкой из лосося и сливочного сыра. Из напитков Дмитрий выбрал американо, я — капучино 5.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

5.   Какой смысл подробно описывать заказанные экспертами блюда, если в дальнейшем разборе про них только банальное «все было и вкусно, и красиво»? Обратим внимание на «вату» в тексте. Так я называю лирические отступления, которые «гонят строку» и нагоняют скуку, потому что слишком серьезное отклонение в сторону от главной темы создает в тексте «эффект акына». Что вижу — о том и пою. К сожалению, место мне не позволяет показать весь кусок «заполнителя», но я перескажу:

Завтрак — важнейшая, но далеко не самая воспетая в русской культуре трапеза (Еще как  воспетая! Другой вопрос, что воспета у нас каша, а не яичница. Поговорок про завтрак и про  кашу очень много, даже слово есть «однокашники» — про тех, кто по утрам вместе ел кашу.) Вероятно, причина такого полузабвения кроется в том, что завтрак должен быть не только сытным, но и быстрым. (Что хотел сказать автор? Какая связь между «полузабвением» в русской культуре завтрака и скоростью его приготовления?) Тем не менее нам, пока мы ждали заказ, пришлось коротать время в разговоре на околокулинарные темы. Началось с того, что среди специальных предложений «Телеграфа» Виктор Чередниченко обнаружил грог 6.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

6.   А продолжилось рассуждение этимологией слова «грог», похвалами Википедии, пиаром книги «На семи морях» для детей и подростков. И это на полторы тысячи знаков! Следующий фрагмент еще на полторы тысячи знаков, и это рассуждение вокруг и около качества круассанов в целом, которое заканчивается выводом:

— Ну что же. Хорошая булочка, близкая к круассану, — резюмирует знаток круассанов Чередниченко. — Масло и мука, конечно, не те, но я не буду придираться. В целом вкусно. Единственный мой совет заведению: круассан не надо ничем посыпать, он самодостаточен сам по себе. — От меня — огромный плюс «Телеграфу» за то, что соус к круассанам они подают отдельно, и всё-таки это не круассан точно, — замечает Дмитрий Солей 7.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

7.   Но прежде чем читатель это узнает, он прочтет (или не прочтет) еще две тысячи знаков отвлеченных рассуждений экспертов. После следующего абзаца становится очевидно, почему рецензия получилась не рецензией:

— При этом внимание к  мелочам для  бизнеса очень важно, — согласен Виктор Чередниченко. — Сейчас многие жалуются на спад продаж, на кризисные явления, и очень часто рестораторы не понимают, что экономия — это первое убийство бизнеса (…) Надо вкладывать в развитие, автоматизировать, вести управленческий и товарный учёты. Внедрять новые системы, ускоряющие обслуживание гостей, например, «название программы», которое позволяет ускорять обслуживание и вносить заказ в систему, не отходя от стола с гостями. Компания «такая-то», которой я управляю, как раз и может помочь ресторатору решить все эти вопросы 8.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

8.   Слишком прямолинейно, слишком «в лоб». И при этом над текстом нет пометки, что он «партнерский».

Как долго ресторанный критик может оставаться добрым, вы узнаете в самое ближайшее время, пока же заходите в группу (название) и голосуйте за заведение, которое, на ваш взгляд, в следующий раз должен будет проинспектировать гурман-автоматизатор Виктор Чередниченко в компании с рестораторами, шеф-поварами и другими гуру ресторанного бизнеса 9.

ЗАМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

9.   Финал не оставляет сомнений: основное предназначение рубрики – не разбор блюд, а «ненавязчивый» пиар экспертов индустрии питания и сегмента Хорека.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЖУРНАЛИСТА

Главная проблема этого материала заключается в том, что «лебедь, щука и рак» тянут полотно повествования в три различные стороны. Лебедь — это автор, которому доставляет большее удовольствие крутить на языке всякие экспрессивные словечки и фразочки, нежели фрагменты яичницы с круассаном и капучино. Но у него есть бизнес-щука, у которой свои интересы, и нужно как бы незаметно пропиарить свою фирму и «продать» программное обеспечение для «так себе рестораторов». Третий собеседник — ресторанный критик, и он пытался углубиться в тему, но подмеченные им минусы заведения были использованы как козырь для подсказки, как «быстро и недорого решить эту проблему». В итоге кулинарная рецензия оказалась не рецензией, а белыми нитками шитой рекламной статьей, которая не дотянула до качественных образцов интересной нативной рекламы. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
мая 20, 2019
Рассказывает главный редактор «Крымской газеты» Мария Волконская
Эстетические амбиции не должны мешать информативности газеты 
Как федеральные СМИ выбирают громкие инфоповоды из региональной жизни

Вам будет интересно: