Крупнейший иск к ведущей газете

В США намечается грандиозный медиаскандал, вызванный излишним рвением журналистов и доверием твиттеру

Крупный скандал разгорается в американских СМИ. Он уже привел к пересмотру взаимоотношений журналистов с твиттером.  А теперь может привести к крупным или даже разорительным денежным выплатам. Против Washington Post подан иск на беспрецедентную сумму в $250 млн. За такую сумму основатель Amazon и богатейший человек планеты Джеф Безос купил Washington Post  в 2013-м году.

У Washington Post есть все основания для беспокойства — в иске приведены убедительные претензии. Более того, если суд присудит истцу компенсацию, аналогичные иски могут быть поданы ко многим другим ведущим СМИ, которые тоже приняли участие в этой истории, опубликовав скоропалительные суждения, почерпнутые из твиттера, относительно 16-летнего подростка Николаса Сэндмана. Не исключено, что мы наблюдаем начало грандиознейшего, по крайней мере, с начала 21 века, медиаскандала, в который ведущие американские СМИ попали из-за своей настроенности против Трампа, вовлеченности в политические баталии и излишней заряженности твиттером.

Предыстория скандала такова. Группа старшеклассников из Кавингтонской католической школы для мальчиков поехала в Вашингтон на экскурсию. В центре столицы некоторые купили на сувениры красные кепки с буквами MAGA, отражающими слоган Дональда Трампа “Make America great again” (адвокаты подчеркивают, что во время прежних экскурсий школьники из этой школы покупали кепки с Обамой — якобы это обычная покупка диковинных для провинции столичных сувениров).

Подростки ждали автобусы возле Мемориала Линкольна, оживленного места, где многие политические группы и разные активисты все время устраивают какие-нибудь акции, часто конкурирующие между собой. Там подростки с кепками MAGA попались на глаза проповедникам группы Black Hebrew Israelites, которые в довольно агрессивной манере, переходя на прямые оскорбления, начали клеймить подростков.

Юнцы не стушевались. Попросив разрешения у сопровождающих (так указано в исковом заявлении адвокатов), они начали скандировать футбольные кричалки своей школы — чтобы поддержать свой дух и заглушить летящие в них оскорбления. На шум пришел некто Натан Филипс, ветеран вьетнамских времен, активист проходившего неподалеку марша коренных американцев (которые, кстати, за час до инцидента сами просили шумных «израэлитов» не мешать их маршу, но получили агрессивный отпор и ретировались). Стуча в бубен и напевая народные песни, Филипс пошел не к Black Hebrew Israelites, а к группе белых подростков, конкретно к Николасу Сэндману и стал петь свои песни в нескольких сантиметрах от его лица. Николас смотрел с улыбкой, даже с вызовом, больше ничего не предпринимая. Другие старшеклассники вокруг гоготали, снимали приключение на смартфоны. Потом их позвали в автобусы и все закончилось.

Активист пришел к школьникам не только с бубном, но и в сопровождении камеры. В результате примерно минутный отредактированный видеоролик, показывающий самый пик противостояния, оказался на каком-то смутном аккаунте в Youtube (адвокаты пишут, что аккаунт фейковый, соцсеть его потом сама забанила). Оттуда ролик распространился десятками тысяч репостов. Его посмотрели десятки миллионов человек. В минутной видеоверсии событий юнец с вызовом смотрит на стучащего в бубен и поющего ветерана-активиста, как бы преграждая ему путь, пока другие подростки на заднем плане гогочут. И самое главное — на юнце надета кепка MAGA. А для прогрессивной общественности это почти как свастика.

Буря негодования пронеслась по сетям. Католическая школа для мальчиков, причем не только эта, но и все элитные учебные заведения, — были признаны оплотом расизма. Николас Сандман персонально стал олицетворением всего самого плохого и расистского в молодежи. Фото его противостояния со старым индейцем стало самой узнаваемой картинкой в американской Сети в конце января.

Воодушевление прогрессивной сетевой общественности заразило активных ее участников — журналистов ведущих СМИ. В крупнейших изданиях Америки стали появляться статьи и ролики о «кавингтонских подростках» как олицетворении расизма, колониализма, нацизма и прочих проявлений политики Трампа в среде белой молодежи.

Однако спустя пару дней в сети появилось полное, двухчасовое видео инцидента. В общем и целом оно отражает версию адвокатов Николаса Сэндмана. Даже скорая на выводы прогрессивная сетевая общественность в этот раз вынуждена была признать, что история с кавингтонскими подростками не совсем такова, как она выглядела в первом минутном ролике. Что подростки никого не провоцировали, наоборот, — провоцировали их.

В медиатусовке последовала довольно быстрая реакция: во всем виноват твиттер. В ведущих СМИ вышли материалы о том, что журналисты должны отгородиться от Титтера. Некоторые издания даже прямо запретили твиттер своим репортерам (ЖУРНАЛИСТ писал об этом недавно).

Именно Washington Post более полувека назад ввела термин «маккартизм»

Действительно, твиттеру не нужно проверять факты, чтобы возбудиться. В твиттере скорость реакции важнее проверки и вдумчивого подхода. В результате мнения формируются слишком быстро. Быстрее, чем удается ознакомиться с иными ракурсами. Без фактов возбуждение даже более плодотворно (лучше отклик, выше виральность).

Это же возбуждение передается и журналистам, активным в твиттере. Под воздействием твиттера мнения журналистов тоже становятся скороспелыми. А вот журналистам проверять факты надо бы. Профессиональные стандарты к этому прямо взывают. Но журналисты слишком хотели заклеймить подростков в красных трамповских кепках. Да и общественное мнение, сложившееся в твиттере после первого ролика, сформировало очевидную индульгенцию и горячий запрос.

Потребность заклеймить неприглядное общественное явление (и Трампа) оказалось сильнее профессиональных журналистских стандартов. Расследовать события, предшествующие минутному ролику (где уже очевидно происходит пик противостояния лицом к лицу, а не его начало), оказалось неинтересно и ненужно. Хорошая картинка, горячий общественный запрос — что еще нужно, чтобы сделать острую публикацию.

В своем иске адвокаты семьи Сэндмана отмечают, что именно Washington Post более полувека назад ввела термин «маккартизм», описывающий травлю американцев по политическим мотивам. Теперь издание само «практикует современные формы макартизма, соревнуясь с другими СМИ», по мнению адвокатов.

Фактура, изложенная в иске, очень богатая. Washington Post успела опубликовать 7 статей по теме. В иске приводится длинный список цитат, наносящих подростку и его репутации ущерб. Суждения в них, прямо скажем, скороспелые и порицающие. Естественно, в иске упоминаются моральные страдания юноши. Можно себе представить: подросток в первый раз выехал без родителей в большой город и через день его уже клеймили на всю страну. Он был в каждом телевизоре, в каждой газете, на каждом политическом сайте. После скандала, кстати, Николасу поступали и угрозы.

Washington Post, похоже, действительно пренебрегла многими журналистскими стандартами в этой истории. Два года роста, основанного на критике Трампа и его сторонников, сыграли с изданием дурную шутку. Но хватит ли приведенных в иске профессиональных проколов для юридического решения, да еще на 250 миллионов — определит суд.

Редакция уже отреагировала и заявила, что подготовит солидные основания для защиты. По ответу похоже, что они обеспокоены всерьез. Сразу вспоминается история с Gawker, который опубликовал интимное видео рестлера Халка Хогана, проиграл в суде иск на 140 миллионов, был разорен и закрылся.

В нынешнем скандале симптоматично еще и то, что в него попала не одна только Washington Post, а практически все крупные СМИ США. Любое решение суда в пользу подростка откроет дорогу для исков к прочим СМИ. А если решение будет разорительным конкретно для этого издания, то и прецедент окажется разорительным для всех прочих (у которых к тому же в тылу нет богатейшего человека планеты).

Конечно, уже раздаются голоса, что суд используется как инструмент цензуры и борьбы со свободой слова. Сама Washington Post опубликовала сдержанную и отстраненную, но информативную и вполне объективную заметку об иске, но теперь уже в разделе Lifestyle.

Наверняка вмешается и Трамп, который не любит либеральную прессу. Для него это история — бальзам на раны. В среду, 20 февраля, Трамп уже написал в твиттере: «Давай, Ник, сделай их! Fake News!». Впрочем, его поддержка только повредит подростку, который сейчас, через месяц после скандала, вызывает у публики, скорее, симпатию как жертва журналистской погони за сенсацией. В целом публика ведь не против и даже очень «за», чтобы журналистов наказали за какое-нибудь «вранье».  В этот раз, похоже, СМИ серьезно попались.

Скриншоты: reuters.com; твиттер Дональда Трампа
Сообщить об ошибке
Фев 21, 2019
Нужно развивать социальные сети, даже если это не приносит денег редакции 
Задолго до внедрения в нашу жизнь социальных сетей их предтечами и провозвестниками стали два крупных советских писателя.

Вам будет интересно: