Как изменился таргет за последние полгода?

Поговорили с экспертами о рынке рекламы и новых горизонтах

Таргетированная реклама или таргет — онлайн-реклама, которая демонстрируется только той части аудитории, которая соответствует заданным параметрам. У всех же было такое: только прогуглил какой-то товар, а соцсети уже предлагают его купить. Этим волшебством занимались таргетологи, для многих из которых запуск рекламных кампаний через Facebook* был основным способом дохода.

21 марта 2022 года Тверской суд Москвы запретил работу компании Meta Platforms Inc.* на территории России, признав ее экстремистской. Так как оплата рекламы на платформах, принадлежащих компании, считается спонсированием организации, запускать таргет в Facebook* и Instagram* стало невозможно. Пять таргетологов рассказали ЖУРНАЛИСТУ о том, как пережили блокировку и чем занимаются теперь.

 

Анна Пономарева, таргетолог, основательница рекламного агентства Antich Marketing

Я работаю с таргетом четыре года, два из которых в собственном рекламном агентстве. Блокировка свалилась на нас как снег на голову. До нее 90% наших заказчиков работали с Facebook* и Instagram*. Настройка таргетированной рекламы на этих площадках была нашей основной услугой, на которой базировались доходы и лично мои, и моей команды. На данный момент от нас ушла половина клиентов, потому что они не готовы переходить на другие площадки. Это требует много терпения и больших бюджетов, а некоторым реклама теперь и вовсе неактуальна: приходится решать проблемы с логистикой, поставками и т.д. Соответственно, на 50% упали и наши доходы.

Есть проблемы с алгоритмами и конверсией, но клиенты приходят, продажи идут. Жаль только, что с международными брендами теперь работать не получится.

Сейчас мы работаем в myTarget (платформа для запуска таргетированной рекламы в российских социальных сетях и мессенджерах) и в Яндекс.Директ. Эти платформы не дают таких же крутых результатов, как Facebook* и Instagram*. Есть проблемы с алгоритмами и конверсией, но клиенты приходят, продажи идут. Жаль только, что с международными брендами теперь работать не получится.

 

Александр Хахалев, таргетолог, сооснователь рекламного агентства ReTraffic

Я обучился на таргетолога прошлым летом и уже через несколько месяцев перестал справляться с количеством клиентов сам, поэтому собрал ребят в команду, обучил и стал передавать заказчиков им. Первый спад в нашей работе произошел еще в декабре 2021, потому что перед Новым годом клиенты урезают рекламные бюджеты, приостанавливают продвижение. Мы только стали восстанавливаться после новогодних праздников, как случилась блокировка. Конечно, это повергло в шок, такого развития событий и в мыслях не было. Нам пришлось адаптироваться к таргету в VK, и, хотя это не очень сложно, хороших результатов у рекламных кампаний сначала не было. Проблемы тогда были у самой площадки: из-за наплыва рекламодателей в марте у VK слетели алгоритмы. Нам понадобился месяц, чтобы изучить новую платформу, перестроиться и начать полноценную работу там.

Проблемы тогда были у самой площадки: из-за наплыва рекламодателей в марте у VK слетели алгоритмы. Нам понадобился месяц, чтобы изучить новую платформу, перестроиться и начать полноценную работу там.

Я верю, что если ты разбираешься в маркетинге, то сможешь продать и в VK, и в Instagram*, и на Авито. Конечно, таргетологу, который все, что знал, — это пять кнопок в Facebook*, сейчас сложно. В нашем деле главное учиться, учиться и еще раз учиться. За эти четыре месяца моя команда расширилась, теперь мы рекламное агентство с полным спектром услуг: от SMM-продвижения до таргетированной рекламы. Можно сказать, что февральские трудности подтолкнули нас к большему росту.

 

Борис Славин, маркетолог, стратег, таргетолог

С таргетированной рекламой у меня были теплые и тесные отношения — я занимался ей восемь лет, она была моей основной деятельностью. Большая часть заказчиков запускалась в заблокированных Instagram* и Facebook*. Далее по количеству клиентов шел TikTok, работать в котором сейчас тоже нельзя. VK был и есть сейчас, но результаты в нем не те, которые хотелось бы получать.

В феврале-марте я потерял 90% своего дохода. Пришлось за месяц-полтора полностью перестраивать свою деятельность.

Еще до блокировки я, помимо таргета, занимался продюсированием онлайн-школ под ключ, но несмотря на это, к отказу от таргета готов не был. В феврале-марте я потерял 90% своего дохода. Пришлось за месяц-полтора полностью перестраивать свою деятельность: моим выходом стала работа с заказчиками в качестве директора по маркетингу или приглашенного стратега. Я узнаю цели компании по выходу на новые рынки или продвижение на существующих и с помощью конкурентного анализа, своих знаний и опыта продумываю детальный план по достижению этих целей: какой будет посадочная страница, где нужно рекламироваться, какие платформы использовать и т.д. Таргетированная реклама все еще приносит мне небольшой доход, как и контекстная в Яндекс.Директе, но свое внимание на них я больше не фокусирую.

 

Владимир Колесов, маркетолог, YouTube-блогер

Интернет-маркетингом я занимаюсь уже 10 лет, а примерно в 2017-2018 углубился именно в работу с Instagram*. Последние два года я обучаю запуску рекламных кампаний на площадках Meta* и веду консультации по запуску таргета для предпринимателей — помогаю им оптимизировать таргетированную рекламу и спланировать продвижение грамотно. Также 80% контента на моем YouTube-канале было посвящено Instagram* и таргету в нем.

До блокировки интерес к другим площадкам был минимальным, поэтому она серьезно ударила по доходам (вместо 7-значных цифры стали 5-значными) и трафику в моих социальных сетях (просмотры на YouTube снизились с 300 тысяч до 100 тысяч).

Продажи обучающих проектов упали почти в ноль. Я попытался создавать контент о VK, но к этой площадке большого интереса у аудитории не увидел.

В итоге я обозначил следующую стратегию: делать контент об Instagram* и Facebook* только на английском языке, русскоязычной аудитории больше рассказывать о продвижении на YouTube и продолжать вести консультации. Сейчас люди приходят на них, потому что не понимают, нужен ли вообще Instagram* бизнесу теперь. А вот с таргетом никаких движений нет, хотя жаль. Это был один из самых простых, дешевых и эффективных способов продвижения.

 

Полина Смирнова, таргетолог, совладелец магазина «Каракули»

Я стала разбираться в таргете в 2020 году, когда очередной таргетолог не дал нужных результатов нашему с партнерами магазину. Нашу рекламу я стала настраивать сама и постепенно набрала базу клиентов из таких же предпринимателей, как я сама.

До блокировки все было прекрасно — это вам скажет любой таргетолог. Facebook* — великолепная площадка, и если специалист действительно разбирается в бизнесе, маркетинге и пользовательском поведении, с помощью алгоритмов можно найти клиентов для любых товаров и услуг. Конечно, к блокировке я не была готова. Это стало очередной ужасной новостью после 24 февраля, когда казалось, что мы все летим в какую-то пропасть. Я пыталась начать работу в VK, но это просто жалкое, бледное подобие Facebook*, а не альтернатива. Мало того, что там совсем не так эффективно работают алгоритмы, у VK совсем другая аудитория. В Instagram* легко продавалось что-то красивое, необычное, прикольное. В VK продают ремонт балконов, телефонов и доставку бытовой химии по городу Елец. Когда ты работал с крутыми бизнесами с философией, серьезными бюджетами и брендингом, невозможно переключиться на рекламу копченой рыбы. Я пыталась перевести своих старых клиентов в VK, но результаты либо плачевные, либо их совсем нет. Только слив бюджета.

Когда ты работал с крутыми бизнесами с философией, серьезными бюджетами и брендингом, невозможно переключиться на рекламу копченой рыбы.

Я решила, что буду возвращаться в Facebook*. К счастью, в Google по первой же ссылке вам по пунктам расскажут, что скачать и сделать, чтоб обойти блокировку. Настраивать рекламу на территории РФ теперь нельзя, так что клиентов нужно искать либо за рубежом, либо среди россиян с товарами на экспорт. Но определяться с планом действий окончательно я буду позже. 

 

*Деятельность Meta (соцсети Facebook и Instagram) запрещена в России как экстремистская.

Иллюстрация на обложке: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Авг 8, 2022
Разбираемся в тонкостях документального журналистского кино
Любовь редактора к своему медиа проходит 5 стадий

Вам будет интересно: