Тереза Каррерас: «Ради нашей профессии стоит жить»

Глава альянса GAMAG-Европа — о вкладе женщин в журналистику Испании

— Как в вашей жизни возникла «женская повестка»?

— Не знаю, когда гендерная проблематика начала меня интересовать, мне кажется, она всегда меня волновала... Когда я была маленькой, меня спрашивали: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» Я почти всегда отвечала одинаково: «Хочу работать, зарабатывать деньги и сама решать, как мне жить». Думаю, что эта идея всегда была одной из главных в моей жизни. Еще меня спрашивали, когда я выйду замуж, я всегда отвечала — «никогда». Для меня нормально — жить как пара, не теряя при этом личности и индивидуальности. Жизнь полна правил поведения, которые навязывает патриархальное общество, часто стереотипных, я стараюсь как можно меньше им следовать. Я из скромной семьи, в которой есть женщины самых разных взглядов, важно, что все они уважают друг друга. Мои бабушки — очень смелые: одна из них вырастила в одиночку шестерых детей, при этом она всегда отстаивала свои права — настоящий феминистский подход. Моя мать никогда не работала, потому что отец не хотел этого. Ситуация в семье была зеркалом, в которое я решила не смотреть.

 

— Согласно рейтингу The Global Gender Gap Index, Испания находится в первой десятке стран по уровню равенства мужчин и женщин. Стало ли это результатом упорной борьбы? Как вам кажется, все проблемы действительно сегодня решены?

— В Испании знают два имени — Эмилии Пардо Басан (1851—1921) и Консепсион Ареналь (1820—1893), они сделали немало для изменения положения женщин, для формирования идеологии равенства. Борьба женщин за право голоса началась в Англии и Германии, в Испании ей долгое время не было места. В ХХ веке страна долгие годы жила под диктатурой генерала Франко с фашистским режимом, автократия во многом сохраняется по сей день. Именно поэтому феминистскому движению в Испании очень трудно было перейти от теории к практике. В истории нашей страны, преимущественно монархической, существовали две республики: Первая Республика (1873—1874) и Вторая Республика (1931—1939). В 1857 году обучение девочек в начальной школе стало обязательным в соответствии с «Законом об общественном обучении». Во время Второй Республики закон поспособствовал получению женщинами права голоса, права на гражданский брак и развод, признания опеки над своими детьми, измена женщин перестала быть преступлением. Вторая Республика, отмеченная демократическими преобразованиями в целом, открыла путь женщинам. Клара Кампоамор была избрана депутатом от Мадридского избирательного округа на выборах 1931 года (до этого женщины могли быть избраны, но не могли голосовать), благодаря ее усилиям была утверждена новая конституция, согласно которой женщины наделялись правом голоса.

Вторая Республика закончилась 1 апреля 1939 года государственным переворотом и установлением диктатуры Франко, последствия которой ощущаются до сих пор. Ни мужчины, ни женщины не могли голосовать в Испании до 1977 года. Еще до смерти генерала Франко в 1975 году Испания сделала выбор в пользу своего присоединения к Европейскому союзу, однако ее окончательная интеграция в ЕС состоялась только восемь лет спустя, в 1986 году.

В ИСПАНИИ ВСЕ ЧАЩЕ ЖУРНАЛИСТИКА ВЫПУСКАЕТСЯ В НЕЗАВИСИМОМ ЦИФРОВОМ ФОРМАТЕ, НО ЕЙ ТРУДНО ВЫЖИТЬ ТОЛЬКО ЗА СЧЕТ ПОДПИСЧИКОВ

После смерти Франко общественная жизнь вернулась, в том числе и на улицы. Уже много лет в Испании на руководящих постах в сфере здравоохранения, культуры, социальной защиты много женщин. В июле 2021 года посты трех вице-президентов заняли женщины, они составили 63% в правительстве. В моей родной Каталонии в новом правительстве восемь женщин и семь мужчин. Но одно дело — холодная статистика, другое — применение политики равенства в центре государственных действий. Тут еще многое предстоит сделать, как и в других странах ЕС. Как бы то ни было, Испания является одной из европейских стран, наиболее приверженных гендерному равенству и критически относящихся к стереотипам в отношении женщин. Мы понимаем также, как много еще нужно работать для достижения полного равенства в бизнесе, спорте, СМИ и кино. Согласно отчету Всемирного экономического форума 2021 года, для этого потребуется по меньшей мере сто лет.

 

— Расскажите о первых женщинах-журналистках Испании.

— Много лет женщины работали в редакциях, выполняли сложные и ответственные задания, но редко становились лидерами СМИ и оставались в целом не очень заметными. Первой женщиной, возглавившей крупную газету, стала известная писательница и литературный критик Мария Лус Моралес Годой, она руководила газетой La Vanguardia, издававшейся в Барселоне с 1936 по 1937 год, в начале гражданской войны в Испании. В январе 1940 года она была задержана на 40 дней, долгое время она не могла работать из-за режима Франко.

Первым генеральным директором общественного радио и ТВ RTVE стала Пилар Миро Ривера, она руководила общественным радио и телевидением с 1986 по 1989 год. Я проработала более 25 лет в корпорации RTVE, в каталонской делегации. В течение четырех лет я была директором по новостям, под моим началом работало более ста человек.

Что касается частных СМИ, то наиболее читаемая газета в Испании, как на бумаге, так и в цифровом формате, это El País. До сих пор у нее были две женщины-редактора: Соледад Гальего-Диас Фахардо руководила газетой с момента основания в 1976 году. В 2021 году главным редактором газеты стала Пепа Буэно. До нее среди редакторов 15 ведущих частных газет были только две женщины, Энкарна Самитьер (20 Minutos) и Анхелес Риверо (La Nueva España). Четыре женщины руководят национальными цифровыми платформами: Магда Бандера (La Marea), Мария Хосе Пинто (Diario 16), Монтсеррат Домингес (HuffPost), Ана Падро де Вера и Вирджиния Перес Алонсо (Público).

В Каталонии Эстер Виера и Гарсия, журналистка-международница и политолог, с 2016 года руководит газетой ARA. Газеты El Periódico de Catalunya и Levante EMV в настоящее время управляются двумя женщинами, Анной Кристатой и Лидией дель Канто. Галриэль Канас стала первой женщиной, возглавившей испанское информационное агентство ЕFЕ. В целом женщины управляют 26,6% газет, в том числе региональных, а в руководстве некоторых газет с большим тиражом, таких как El Confidencial или El Mundo, в руководстве и вовсе нет женщин.

Среди проблем, с которыми сталкиваются журналистки в Испании, я бы назвала кибербуллинг, который в период пандемии значительно усилился. Кстати, Испания — единственная страна ЕС, в которой он уголовно наказуем.

 

— Существуют ли в Испании программы по гендерному равенству в СМИ?

— В средствах массовой информации общего профиля не так много программ о равенстве. С февраля испанское телевидение запустило новаторскую программу под названием «Объективное равенство» в прайм-тайм в 20.00. В этой передаче анализируются причины социальной дискриминации в отношении женщин. СМИ Испании сотрудничают с женскими организациями, пытаются докопаться до сути множественных проявлений скрытой дискриминации в обществе, от которой страдают женщины в первую очередь. На общественном ТВ был составлен каталог передовой практики в области достижения равенства на всей территории страны, уполномоченный по равенству часто выступает в эфире. Еще в 2010 годы на ТВ был представлен «Свод рекомендаций по вопросам обсуждения гендерного насилия», в составлении которого принимали участие представители женских организаций и журналисты отделов новостей.

ЖУРНАЛИСТ ВСЕГДА ДОЛЖЕН ИДТИ «ДАЛЬШЕ», ЕСЛИ ВИДИТ, ЧТО ДВЕРЬ НА ПУТИ К НОВОЙ ИНФОРМАЦИИ НЕМНОГО ПРИОТКРЫТА. НАША ПРОФЕССИЯ — ЛУЧШАЯ В МИРЕ, РАДИ НЕЕ СТОИТ ЖИТЬ

В 2014 году был опубликован «Декалог» — десять правил соблюдения гендерного равенства в СМИ, два года спустя был выпущен кодекс этики и саморегулирования для рекламы и коммуникации против сексизма. В Испании преодоление сексистских привычек осуществляется прежде всего посредством просвещения, цель которого — привлечь внимание аудитории к дискриминации, с которой нельзя мириться и за которую надо нести ответственность. Нет никакой индивидуальной или коллективной свободы, если неравенство будет сохраняться.

 

— Вы — глава GAMAG-Европа. Чем он занимается?

— GAMAG — это глобальное движение, альянс женщин-журналистов и коммуникаторов, которые работают над обеспечением гендерного равенства в СМИ. Среди основных вопросов, вызывающих наше беспокойство, — по-прежнему невысокое число женщин на уровне принятия решений в СМИ, широкое распространение гендерных стереотипов в материалах СМИ, а также новые угрозы женщинам-журналисткам, в том числе кибербуллинг. Глобальный альянс «Гендер и медиа» был основан ЮНЕСКО в декабре 2013 года во время первого глобального форума по СМИ и гендерным вопросам в Бангкоке, Таиланд. GAMAG состоит из пяти региональных отделов, наш — европейский. Мы с самого начала сказали, что Европа в нашем понимании — это пространство от Атлантики до Урала. В GAMAG входят более 700 организаций, лидеров, директоров средств массовой информации, представителей гражданского общества, журналистов и работников информационной сферы, в том числе и несколько представителей России.

 

— Несколько лет назад в Италии был принят «Венецианский манифест», в котором предписывались нормы, в том числе лингвистические, при освещении материалов о гендерном насилии. В Испании существует что-то подобное?

— Я была в свое время приятно удивлена работой наших коллег — итальянских журналистов, узнав, что они уделяют большое внимание гендерному равенству в СМИ. В Испании, как я уже говорила, также существуют профессиональные кодексы, которые направлены на то, чтобы противостоять появлению токсичных повествований в средствах массовой информации, особенно когда речь идет о гендерном насилии. Но в итальянском манифесте, на мой взгляд, авторы использовали очень агрессивную лексику, особенно когда речь шла об убийстве женщин из-за того, что они были женщинами. В испанском языке тоже существует слово «фемицид», но в каталонском его нет, хотя каталонские СМИ иногда его используют. Но это решает редакция.

GAMAG-Европа поддерживает все действия, направленные на достижение гендерного равенства, разделяет решения Стамбульской конвенции, которая настаивает на профилактике гендерного насилия и просвещения в области гендерного равенства. Я думаю, в каждой стране журналисты сами решают, как лучше его построить. То, что о гендерном насилии на любом языке надо говорить ответственно, не стремиться сексуализировать или обвинить жертву, не героизировать насильника, не подлежит сомнению.

 

— Вы бывали в России. Ваше мнение о российских журналистах? О женщинах-журналистках? Чем мы похожи и чем не похожи на вас?

— Да, я была в России и видела, какие трудности независимая журналистика там переживает. Некоторые журналисты, с которыми я общаюсь на протяжении многих лет (их не так много), работают в средствах массовой информации, которые зависят от государственных субсидий. В этом смысле Россия и Испания очень похожи, здесь государственным СМИ тоже раздают «субсидии». Они чаще всего являются «подкупом», означающим, что медиа не может критиковать политическую сферу. В Испании все чаще журналистика выпускается в независимом цифровом формате, но ей трудно выжить только за счет ресурсов, предоставляемых подписчиками.

 

— Что бы вы посоветовали молодым журналистам?

— Определить для себя принципы, которым они будут следовать в работе. Важно быть честным, говорить правду и защищать ее перед всем миром, с большой твердостью, не сгибаясь. Также важно проверять абсолютно все данные, просматривать разные источники, чтобы докопаться до истины. Всегда сообщайте о коррупции, несмотря на опасность, которую это влечет за собой. Никогда не верьте, что вам не нужно «идти дальше». Журналист всегда должен идти «дальше», если видит, что дверь на пути к новой информации немного приоткрыта. Профессия журналиста — лучшая в мире, ради нее стоит жить.

Фото: из архива Терезы Каррерас
Сообщить об ошибке
Мар 25, 2022

Вам будет интересно: