Как устроена уникальная бизнес-модель The Correspondent

Стратегия редакции направлена на то, чтобы у руля стояли читатели

Летом прошлого года после успешной краудфандинговой кампании, в ходе которой удалось собрать более 2,5 миллиона долларов на запуск англоязычного портала «несрочных новостей», о сайте The Correspondent писали много — но его уникальная бизнес-модель заслуживает повышенного внимания.

Как и «материнская» нидерландская версия, The Correspondent будет существовать исключительно на средства постоянных читателей, и, по словам одного из консультантов по созданию американской версии проекта, медиакритика Джея Розена, сайт «оптимизирован под доверие читателей». Нет ни рекламы, ни крупных спонсоров, ни сбора информации, ни продажи данных или трафика. Стратегия редакции направлена на то, чтобы у руля стояли читатели.

Более того — один из догматов проекта гласит, что минимум 95 % любой прибыли должно идти на создание качественного контента. Помимо прочего, это правило еще и помогает оградить The Correspondent от посягательств венчурных инвесторов, заявляет основатель и редактор сайта Роб Вейнберг.

Пока англоязычный сайт находится в стадии разработки, есть смысл присмотреться к тому, как на протяжении последних пяти лет развивался первый проект его основателей — De Correspondent.

Англоязычная платформа «несрочных новостей» The Correspondent начнет работу в полноформатном режиме 30 сентября 2019 года
Англоязычная платформа «несрочных новостей» The Correspondent начнет работу в полноформатном режиме 30 сентября 2019 года

После сходной краудфандинговой кампании De Correspondent запустился в сентябре 2013 года и насчитывал 20 000 участников. С тех пор это число увеличилось в три раза — на сегодняшний день их более 60 000, и каждый платит по фиксированному тарифу — 70 евро в год или 7 евро в месяц (изначально сумма составляла 60 евро в год или 6 евро в месяц).

В ходе недавней кампании по запуску сайта на английском языке у пользователей была возможность заплатить за годовую подписку столько, сколько они могут себе позволить. Был ли фиксированный тариф в планах и для англоязычных читателей? «Нет, совсем наоборот, — отвечает Вейнберг. — Мы хотели понять, какова средняя сумма приемлемого для подписчиков годового взноса и подходит ли эта система для нашего ресурса. Если она себя оправдает, то мы подумаем о том, чтобы отменить фиксированную цену и в нидерландской версии».

 

НЕ О ПОГОДЕ, А О КЛИМАТЕ

Что интересно, участникам кампании не предоставили для ознакомления примеров того контента, который публиковался на нидерландском сайте (хотя некоторые статьи оттуда регулярно переводились на английский). Они, в сущности, поверили организаторам на слово. Миссия издания сама по себе довольно необычна — оно не публикует срочные новости о последних событиях, но вместо этого стремится рассказывать о важных изменениях в структуре общества, и, по словам Вейнберга, материалы ресурса должны помогать читателю разобраться в том, как устроен мир.

«Мы избегаем пустых инфоповодов и выбираем сюжеты, которые действительно достойны огласки, — подчеркивает Вейнберг. — И часто повторяем, что, выражаясь фигурально, мы рассказываем не о погоде, а о климате».

Поэтому журналисты издания в обязательном порядке уделяют до 40 % своего рабочего времени общению с подписчиками и читателями. Вейнберг поясняет: «В основном общение происходит в разделе с комментариями, где подписчики, сведущие в какой­либо области, отвечают на конкретные вопросы авторов статей или сами авторы отвечают на вопросы обычных читателей. Это дает полезную всякому журналисту пищу для размышлений».
 

ЗДЕСЬ НЕТ НИ РЕКЛАМЫ, НИ КРУПНЫХ СПОНСОРОВ, НИ СБОРА ИНФОРМАЦИИ, НИ ПРОДАЖИ ДАННЫХ ИЛИ ТРАФИКА. СТРАТЕГИЯ РЕДАКЦИИ НАПРАВЛЕНА НА ТО, ЧТОБЫ У РУЛЯ СТОЯЛИ ЧИТАТЕЛИ

Их работа не заканчивается с публикацией статьи, напротив, она продолжается, когда начинают появляться отзывы читателей — журналисты учитывают их при подготовке других материалов.

 

В РАМКАХ БЮДЖЕТА

Сейчас Вейнберг и его рабочая группа совершенствуют план развития нового сайта и решают связанные с этим вопросы: например, сколько сотрудников потребуется на первых порах и где будет располагаться редакция. Вейнберг и издатель De Correspondent Эрнст Пфаут провели год в Нью-­Йорке, где готовились к старту кампании, но штаб­квартира The Correspondent необязательно должна находиться там. По словам Вейнберга, вопрос расположения сейчас один из главных, и есть много причин, по которым Нью­Йорк для этого не подходит.

Впрочем, почти наверняка в работе англоязычной версии будет принимать участие немногочисленная команда. «Собранная нами сумма — она превышает 2,6 миллиона долларов — накладывает ограничения на количество сотрудников, которых мы можем нанять, поэтому мы будем стараться не выходить за рамки бюджета, — говорит Вейнберг. — Так мы поступали и пять лет назад, когда запускали нидерландский сайт, ведь поначалу неясно, каковы будут темпы роста».

«Мы рассчитываем на 12­15 человек, — добавляет он. — Из них пять-шесть — штатные корреспонденты, еще несколько — журналисты на фрилансе и переводчики материалов исходной версии, которые могут заинтересовать англоязычную аудиторию». Для сравнения: сейчас над нидерландским сайтом трудятся около 50 человек, и примерно 20 из них — авторы статей. «Мы сотрудничаем и с фрилансерами, но в это число я включил только тех, кто работает на полную ставку», — замечает Вейнберг.

По его словам, они запускают регулярную почтовую рассылку для новых подписчиков, чтобы держать их в курсе процесса работы над сайтом. В нидерландской версии, помимо ежедневных оповещений о последних публикациях, собственные рассылки есть и у большинства авторов.

На базе De Correspondent была рассылка, информирующая подписчиков о материалах сайта, переведенных на английский. Но, как замечает Вейнберг, когда началась кампания, рассылку намеренно остановили, чтобы не формировать о новом ресурсе предвзятого мнения и позволить ему развиваться независимо.

 

Материал подготовлен WAN-IFRA и СППИ

Иллюстрация: shutterstock.com; thecorrespondent.com
Сообщить об ошибке
Июл 31, 2019
5 декабря в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь» состоялась церемония открытия «Артдокфеста».
О своем отношении к самоцензуре — Леонид Никитинский
«Я не участвую в войне. Война участвует во мне»

Вам будет интересно: