Чем опасна для журналистов новая политика судебной системы

Фемида, встань к народу передом

Проект концепции информационной политики судебной системы на 2020–2030 годы (подготовлен советом судей) говорит о необходимости создания правил освещения судебных процессов и введения ответственности журналистов за «скандализацию правосудия». Эта мера, по мнению авторов, должна была стать механизмом защиты от дискредитации судебной власти в СМИ. На фоне ряда последних громких дел такая инициатива вполне ожидаема. За ней, по логике, должен идти запрет журналистам присутствовать на спорных процессах. И не только им, но и вообще любым гражданам (а то, глядишь, напишут чего‑то в соцсетях). Ну а потом стоило бы запретить адвокатам выступать в СМИ и вообще отменить институт адвокатуры. Судьи требуют к себе уважения. Это правильно. Но, во‑первых, разве можно заставить уважать себя? Во‑вторых, спасут ли от «скандализации» новые запреты? А в‑третих, почему о судьях журналисты должны писать как‑то по‑особому? Что, если полицейские, прокуроры и депутаты тоже разработают правила освещения их деятельности?

Диктовать журналисту шаблоны, по которым он должен освещать судебные процессы, не пытались даже в советское время, когда была цензура. Каждый журналист, освещающий деятельность судов, знает закон о СМИ и профессиональную этику. Вот, к примеру, почувствуйте разницу между двумя предложениями. «Приговор, который вынес судья, сидящая в зале публика не восприняла как справедливый и обоснованный». И: «Для меня очевидно, что судья взял взятку». Понятно, что второе предложение — оскорбительное и за него нужно нести ответственность. И это прописано не только в законе о СМИ, есть соответствующая статья в УК РФ. Так зачем тогда еще и правила освещения деятельности судов?

Если заставить журналистов «фильтровать» освещение судебных процессов, то на журналистике можно поставить крест

Может, это очередная попытка стерилизации СМИ? В концепции написано: «Остра проблема «скандализации правосудия», подразумевающая манипулирование общественным мнением в отношении судебной власти, умаление ее авторитета, беспорядочную, необоснованную критику, подрывающую доверие общественности к процессу отправления правосудия». То есть к умалению авторитета приводит критика. Но, господа в мантиях, критика — это не оскорбление. К тому же кто и как будет решать — обоснованная она или нет? Может, судьям как‑то по‑другому завоевывать авторитет и уважение у народа? Не так давно ряд журналистов написали открытое обращениям к судьям. Там говорилось про случаи отказов в удовлетворении ходатайств о проведении фотои видеосъемки в судебных заседаниях и ограничения права представителей СМИ на доступ на открытые судебные заседания.

Один из следователей прокуратуры мне рассказывал, что раньше, если выходила критическая статья в газете, ему приходилось откладывать все дела и писать ответ. Сегодня прокуратура, СК, полиция и т. д. зачастую не отвечают даже на официальные запросы редакции. А уж чтобы отреагировали на статью — о таком уже и не мечтают журналисты. Если еще заставить их «фильтровать» освещение судебных процессов, то на журналистике можно поставить крест. СМИ будут низведены до роли прислужников. Вам это нужно? Простым людям — точно нет. Мантия должна не отделять слуг Фемиды от народа, а наоборот, помогать чувствовать его чаяния, его боль и острый запрос на справедливость. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 25, 2019

В своих комментариях читатели не стесняются в выражениях
Влияние пандемии на цифровую подписку будет краткосрочным
Интервью и видеоверсия беседы с Мариной Загидуллиной, профессором, ведущим научным сотрудником, доктором филологических наук, п

Вам будет интересно: