Три истории преследования журналистов за профессиональную деятельность

Важно всем вместе защищать свои законные права

Преследование за профессиональную деятельность остается одной из ключевых проблем журналистов в 2021 году. Пандемия коронавируса ускорила темпы прекаризации профессии, но Профсоюз журналистов, созданный нами 5 лет назад, до сих пор не может полностью сосредоточиться на защите условий труда работников медиа, приходится отбивать все новые и новые нападки на журналистов со стороны властей.

Инициативная группа профсоюза активно использует визуальные формы выражения своей позиции
Инициативная группа профсоюза активно использует визуальные формы выражения своей позиции

После участия в успешных кампаниях защиты Ивана Голунова, Игоря Рудникова и Али Феруза мы вынуждены противостоять новым формам давления на журналистов. В этой связи важно рассказать три истории: о преследовании Светланы Прокопьевой, деле Ивана Сафронова и репрессиях против репортеров в Хабаровске.

 

СВЕТЛАНА ПРОКОПЬЕВА

Дело этой смелой и талантливой журналистки из Пскова — яркий пример преследования за журналистскую работу и выражение мнения. В случае Прокопьевой силовики решили использовать против журналистов антитеррористическое законодательство.

Светлану обвинили в пропаганде терроризма за ее рассуждения о теракте в Архангельске в собственной авторской радиопрограмме. Уголовное дело по части 2 ст. 205.2 УК РФ возбудили в феврале 2019-го, в июле того же года имя Светланы было внесено в «экстремистский» список Росфинмониторинга, а ее счета заблокированы.

Процесс длился полтора года, приговор был вынесен только в июле 2020-го. Не сразу удалось привлечь к этому делу внимание коллег-журналистов и широкой общественности, но в итоге сделать это удалось. Есть в этом и заслуга ПЖ.

Мы начали свою кампанию со сбора подписей коллег, чтобы привлечь внимание СМИ к вопиющему беспределу в деле Прокопьевой и продемонстрировать профессиональную солидарность. Для широкой публики была запущена петиция, собравшая больше 150 тысяч подписей. Мы снимали ролики, говорили об этом деле на всех площадках. Перед приговором на пикетах в поддержку Светланы в Москве было задержано около 20 человек, включая 6 членов профсоюза.

Суд приговорил Светлану к штрафу в 500 тысяч рублей, хотя обвинение требовало 6 лет заключения. Единственно справедливым исходом этого дела должно было стать полное оправдание и реабилитация Светланы Прокопьевой. Однако в нынешних условиях можно считать, что даже не связанный с лишением свободы приговор, пусть и обвинительный, — это успех. И основная заслуга в этом принадлежит общественной кампании в поддержку Светланы.

 

ИВАН САФРОНОВ

Не успели журналисты выдохнуть после приговора Прокопьевой, как нас ждало новое испытание — арест бывшего спецкора «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова. В его случае за журналистскую работу было предъявлено обвинение в государственной измене. Дело это абсурдное во многом: так, мы до сих пор не знаем, в чем именно обвиняют журналиста и какие доказательства есть у следствия.

В 2019 году благодаря солидарности журналистов и гражданского общества удалось довольно быстро изменить ход дела Ивана Голунова. Дело Сафронова развивается иначе: обвинение более серьезное, никакой ясности нет, а карантинные ограничения позволили властям эффективно пресечь развитие уличных протестов. Тем не менее новый вызов мобилизовал многих журналистов: группа коллег создала инициативную группу за освобождение Сафронова.

Профсоюз журналистов тоже не остался в стороне: наше письмо журналистов и редакторов в поддержку Ивана подписали почти 700 человек. Вместе с коллегами из инициативной группы мы создали петицию с конкретным требованием — отменить чудовищный запрет на общение Сафронова с семьей. Петицию подписали больше 30 тысяч человек. Запрет не был отменен, но общественная кампания смогла привлечь внимание к вопиющим ограничениям, которым подвергается за свою работу наш коллега.

После осуждения Светланы Прокопьевой дело Сафронова стало для профсоюза одним из основных приоритетов. Ему грозит до 20 лет тюрьмы. На фоне новых репрессивных законов и развешивания ярлыков «иноагентов» нельзя позволить силовикам беспрепятственно фабриковать против журналистов еще и дела о «госизмене».

 

«КАРУСЕЛИ РЕПРЕССИЙ» В ХАБАРОВСКЕ

Другим серьезным вызовом для журналистов в 2020 году стали репрессии против репортеров, освещающих митинги в Хабаровске. С начала протестов летом прошлого года не менее 14 журналистов в крае подверглись преследованиям, включая несколько случаев насилия, не менее 28 задержаний, штрафы на 200 тысяч рублей, административные аресты на 59 суток.

После ослабления протестов осенью силовики начали применять здесь практику «арестных каруселей»: после очередного штрафа или выхода из спецприемника журналистов задерживали по новому делу. Чаще всего для этого использовалась статья 20.2 КоАП, а журналисты получали штрафы в 10—15 тысяч рублей или административные аресты до 15 суток.

Иногда коллегам прямо угрожали. В октябре журналиста Сергея Плотникова похитили неизвестные в масках, вывезли в лес и пытались запугать. На платформе Совета Европы после этого было создано два тревожных оповещения — по поводу похищения Плотникова, а также из-за ареста группы хабаровских журналистов.

 

 

В декабре 2020 года в результате общественной кампании с участием ПЖ удалось вызволить из спецприемника журналистку Татьяну Хлестунову, попавшую в «арестную карусель». Она отбывала свой второй подряд административный арест и держала голодовку. Еще до истечения срока постановление о ее аресте было пересмотрено и отменено, Татьяна вышла на свободу, а в январе отправлено на пересмотр и решение о ее первом аресте.

Но главным успехом в Хабаровске можно считать появление территориального отделения профсоюза. Его создали независимые журналисты, решившие организованно и вместе защищать свои права.

С тех пор суды в Хабаровске перестали арестовывать журналистов, но штрафы и задержания продолжились. В январе наш коллега Дмитрий Тимошенко был уже трижды задержан и оштрафован за три дня.

Преследования журналистов за профессиональную деятельность продолжаются: в Ростове ожидают суда по «террористическим» делам дагестанский журналист Абдулмумин Гаджиев и крымские гражданские журналисты, на Иване Сафронове отрабатывается применение статьи о «госизмене». Арсенал репрессивных средств властей продолжает расширяться — в Уголовном кодексе появились статьи за «фейковые новости» и клевету, в ноябре 2020-го за «фейк» уже осудили журналиста Александра Пичугина.

Но есть и хорошие новости: как подтверждает опыт профсоюза, сопротивление полезно, только для эффективной защиты журналистам нужны организация и солидарные действия.

Фото: shutterstock.com; Анна Артемьева
Сообщить об ошибке
Мар 17, 2021

Хочешь заработать? Пройди онлайн-курсы!

«Новые диджитал-медиа»

«Как создать диджитал-отдел на основе редакции» 

Для членов Клуба Журналиста с VIP-пакетом скидка 5% 

Игорь Лапик рассказал, что такое журналистика, можно ли пропускать через себя истории, с которыми работаешь, и есть ли в профес
О стратегии издания рассказывает Вирджиния Стагни, руководитель отдела по развитию бизнеса в FT

Вам будет интересно: