Блокировка Трампа — цензура или редакционная политика?

Представляем несколько мнений по этому поводу

 

После попытки захвата Капитолия сторонниками Трампа 6 января, в результате которой погибли люди и пострадали журналисты, американская Гильдия газетчиков и объединенный профсоюз работников СМИ и шоу бизнеса выступили с резкой критикой использования социальных сетей для разжигания агрессии. Их поддержала Международная федерация журналистов, выпустившая специальное заявление. СМИ сообщили, что сразу после драматических событий сотрудники Твиттера потребовали от руководства компании закрыть аккаунт президента.

Управляющие директор компании Джек Дорси назвал «правильным решением» отключение Трампа от платформы и подтвердил, что это решение было продиктовано «реальной угрозой».

«Я не радуюсь и не горжусь этим — и тем, как мы это сделали, — написал он 14 января. — Мы предприняли этот шаг, когда убедились в очевидных угрозах физической безопасности людей, онлайн и оффлайн. Разве мы были неправы?».

Исполнительный директор Лиги против диффамации Джонатан Гринблатт в комментарии для телекомпании CNN назвал эту меру «отличным шагом». «Это вполне закономерный конец практики извержения на общество потоков ненависти и желчи. Президент Трамп вдохновил захватчиков Капитолия и спровоцировал насилие». Заметим, что в то же время сторонники Трампа назвали происходящее актом цензуры и ущемлением гражданских прав.

Беспрецедентный случай: отключение навсегда аккаунта Трампа от твиттера вызвала бурную дискуссию не только в сети, но и в политических кругах во всем мире. Лидеры Франции и Германии назвали решение администраторов сети сомнительным, а вот многие журналисты и блогеры (в России в том числе) заняли противоположную позицию. Стало ясно, что мы вступаем в новый период развития СМИ, и от того, каким будет взаимодействие пользователя и сетей и каким будет регулирование в этом пространстве, зависит многое. Вот лишь несколько мнений по этому поводу.

 

КАЗУС ТРАМПА И ПАРАДОКС АМЕРИКАНСКИЙ КУЛЬТУРЫ

НИНА ХРУЩЕВА, профессор международных отношений университета The New School, Нью‑Йорк, США, специально для ЖУРНАЛИСТА

Отключение аккаунта Трампа — это экстремальный и экспрессивный ответ на ту беспрецедентную ситуацию, в которую 45‑й президент США повергал страну все 4 года его нахождения у власти. Республиканцы пишут о том, что это факт цензуры и нарушения гражданских прав Трампа. Но это едва ли так.

В своих твитах он многократно нарушал гражданские права и достоинство очень многих, разжигал рознь и опосредованно, а часто и напрямую, звал к агрессии. Вопрос в другом — почему его шокирующие, ни в какие рамки цивилизованного политического поведения не вмещающиеся высказывания не были отключены раньше. И тут важно принимать в расчет саму американскую культуру, в которой очень важен элемент развлечения, популярности. Это голливудская культура по своей сути, воспитанная кинематографом и шоу. В этом смысле Трамп, безусловно, был ее непосредственным порождением. А в шоу самое главное — привлечь к себе внимание, неважно, каким образом.

Трамп в своих твитах нарушает нормы приличия и оскорбляет здравый смысл — о'кей, но зато сколько лайков! Все хотят развлечения и не торопятся остановить хулигана. Кстати, лайки, рейтинг — это еще и прибыль. Но в американской культуре не менее важен и прагматический компонент, иначе Америка не была бы Америкой. В казусе Трампа привычка к развлечениям и шоу вступала в противоречие со здравым смыслом. И само сознание Америки как‑то оказалось разорванным: кроме привлекательности лайков, его высказывания так долго не получали должной реакции, потому что он все же президент. Его выбрал народ, и значит, народу так нравится.

Все как будто проснулись после попытки штурма Капитолия и гибели людей, поняли, что он действительно опасен. Поняли, что между увлекательным и реальной жизнью есть разница, и непонимание этого приводит к трагедиям. Главная проблема, безусловно, в том, что место президента четыре года занимал персонаж из индустрии развлечений, не живой политик, а карикатура, фигура реального телевидения, созданная культурой Голливуда, который и к политике относился как к шоу.

 

ВЗЯЛИ И ЗАБАНИЛИ

МИХАИЛ ФИШМАН, ТВ «Дождь» (из программы «И так далее с Михаилом Фишманом» от 15 января 2021)

Решение Твиттера законно и не нарушает первую поправку к американской конституции, гарантирующую свободу слова, которая нацелена на то, чтобы следить за тем, не ущемляет ли свободу слова именно государство. Наоборот, первая поправка наделяет Твиттер правом банить кого он захочет и запрещает государству в это вмешиваться. Но факт остается фактом: взяли и забанили. А не захотели бы — не забанили. Так получила новый толчок дискуссия о той огромной власти, которой обладают в мире несколько конкретных людей — главы ключевых компаний Кремниевой долины.

 

ВСПОМИНАЮ ЕЛЬЦИНА В АВГУСТЕ 1991‑ГО

ДЭВИД РЕМНИК, главный редактор журнала «Нью-йоркер» (из интервью Екатерине Котрикадзе, 16 января 2021)

Я бы назвал себя самым ярым сторонником первой поправки, насколько это возможно. В то же время у нас появилось движение, в рамках которого произошла атака на здание Капитолия. И спровоцировано это было общением в пространствах, подобных Parler.

И, например, один из лидеров этого восстания призывал к убийству, к повешению вице-президента Соединенных Штатов. Поэтому я думаю, что в чрезвычайной ситуации верх должно брать хладнокровие.

Понимаете, в конечном счете я верю в первую поправку, но однако сейчас у нас экстренная ситуация. Много лет люди говорили: мы должны игнорировать твиттер Трампа. Это говорили людям типа меня, работающим в новостных СМИ. Но как это вижу я — его невозможно было игнорировать. Это как игнорировать погоду или стихийные бедствия.

На мой взгляд, избрание Трампа президентом — колоссальный парадокс. В котором есть место и выражению демократии (в извращенном ее виде), и общенациональной чрезвычайной ситуации…

Вы знаете, я жил в России несколько лет в очень драматический период времени. И я очень хорошо помню, как в августе 1991 года Борис Ельцин запретил «Правду», запретил Коммунистическую партию. Это было временно, это было очень противоречивое решение в экстренной ситуации. Я бы не хотел проводить четких параллелей между Москвой-1991 и Вашингтоном-2021, но ощущение ЧП очень явное.

 

НЕ НАРУШИЛИ АМЕРИКАНСКИЙ ЗАКОН

САРКИС ДАРБИНЯН, глава юридической практики организации «Роскомсвобода»

С точки зрения закона, подобная блокировка не защищается первой поправкой Конституции США, потому что частные платформы имеют право создавать свои собственные правила использования сервисов исходя из тех ценностей, которые у них есть. Твиттер как частная платформа имеет право реализовывать свои полномочия по ограничению доступа к контенту, но текущая ситуация не нравится ни демократам, ни республиканцам. И, конечно, соцсети стали чем‑то большим, чем просто платформами, и естественно, не такой большой выбор, куда идти в случае, если тебя заблокируют. В этом плане давно назрело какое‑то регулирование социальных сетей. К сожалению, я думаю, что в ближайшее время мы увидим это и в США, и в России, регулятор будет стараться контролировать эту сферу.

 

ОЧЕНЬ ПЛОХОЙ ПРИМЕР

ЕВА МЕРКАЧЕВА, член Совета по взаимодействию с гражданским обществом и правам человека РФ

Главный вопрос: почему администраторы социальных сетей решили заблокировать Трампа только сейчас? Все предшествующее время он вел себя в сетях вызывающе, и многие из его постов можно было бы счесть опосредованным призывом к насилию и беспорядкам. Почему никто не пытался его остановить раньше? Кроме того, мы все получили тревожный сигнал: если такого известного пользователя можно забанить, что говорить обо всех остальных? Получается, безымянные администраторы будут просто банить всех, кто им не понравится? По какому принципу, кто будет принимать решения? К кому непосредственно обращаться, если мы хотим возразить? Кто арбитр? Может быть, это вообще робот? Мне кажется, это очень плохой пример.

 

НЕУВАЖЕНИЕ К СВОБОДЕ СЛОВА В ЧИСТОМ ВИДЕ

ГАЛИНА АРАПОВА, директор и главный юрист Центра защиты прав СМИ, специально для ЖУРНАЛИСТА

Я согласна с теми аналитиками, кто считает блокировку Трампа большой ошибкой соцсетей. Они показали, что могут блокировать контент произвольно, без судебного решения, просто по собственному решению. И стоит заметить, что теперь они открыли ящик Пандоры, и если они сделали это с Трампом, который не самый рядовой пользователь соцсетей, то где гарантия, что они так не поступят с другими, кто по каким‑то причинам им не понравится?

Все предыдущие четыре года Трамп писал примерно то же самое, вероятно, последние его посты с призывами к его сторонникам стали последней каплей. Но почему тот же Твиттер принял решение заблокировать его навсегда и даже без судебного решения, без давления на соцсети со стороны государства? На основании какой процедуры это было сделано? Эксперты задают эти вопросы не случайно, ведь это показывает, что власть администраторов соцсетей над контентом и аккаунтами пользователей безгранична, и они создают некие новые правила игры. По сути, мы имеем дело не просто с богатой коммерческой компанией, а с новой трансграничной юрисдикцией со своими законами, у которой новые стандарты и свои карательные механизмы, действия которых трудно обжаловать.

Мне не нравится позиция Дональда Трампа по многим вопросам, но блокировка его аккаунта — дурной пример. Вам не нравится Трамп, а нам кто‑то еще, и будет ли это означать дискриминационный подход к блокировке одних или других? Очень опасная дорога и плохой прецедент. Это, безусловно, опасный пример неуважения к свободе слова, причем решение, принятое в отсутствие каких‑то прозрачных и понятных для всех процедур. Большая проблема.

 

ЭТОТ СЛУЧАЙ ВОЙДЕТ В УЧЕБНИКИ

ИВАН ПАНКЕЕВ, профессор факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, специально для ЖУРНАЛИСТА

Феномен двух «Т» (Трамп & Twitter) еще будет изучаться и войдет в учебники как один из примеров, иллюстрирующих тему «свобода мысли и слова».

Пока он не до конца осмыслен. Дискуссия ведется скорее в политической области, чем в сфере лингвоконфликтологии, законодательства и этики. Социальная сеть навсегда заблокировала аккаунт американского президента «из‑за риска подстрекательства к насилию». Заметим: «из‑за риска», а не из‑за подстрекательства. Сам Трамп и многие другие восприняли это как посягательство на свободу слова и произвол со стороны администрации соцсети. Но в условиях пользования соцсетью о политике в отношении контента, разжигающего ненависть, сказано: «Действие учетных записей пользователей, которые публикуют угрозы насилия, приостанавливается немедленно без возможности восстановления». Не по решению суда, не по желанию владельцев, не по жалобам пользователей, а в соответствии с обнародованными условиями. Которые, кстати, повторяют то, о чем сказано и во Всеобщей декларации прав человека (что свободы могут быть ограничены с целью обеспечения общественного порядка), и в Международном пакте о гражданских и политических правах (что ограничение возможно «для охраны государственной безопасности, общественного порядка»), и во многих других нормативных актах.

Другое дело — отсутствие пояснений со стороны соцсети: что такое, по их мнению, «риск подстрекательства» и «угрозы насилия», и почему это основание было применено именно в данное время? Призыв «идти к Капитолию» не равен призыву к насилию (хотя политик обязан предусмотреть возможные последствия).

Twitter почему‑то ранее не удалял сообщения Трампа, в которых есть признаки диффамации и угроз. Сколько аккаунтов заблокировали соцсети? Тысячи. И есть основания для блокировки еще многих тысяч. И все это происходит без подобного информационного резонанса. Дело не в том, что у Трампа почти 89 миллионов подписчиков, а в том, что заявления политика такого уровня влияют на повестку дня, и информационный инфантилизм здесь недопустим. Речь не о том, кто прав, а кто виноват. В данном случае обе стороны — Трамп и Twitter — допустили избыточность действий, а социальная сеть — еще и двойные стандарты. Речь о том, какие вопросы обострила эта ситуация: публичная личность и ее ответственность за высказывания; свобода выражения мнения и пределы прав владельцев медиаплатформ; свобода массовой информации и риски злоупотребления ею в условиях медийной экспансии; общественный интерес и верховенство права и т. д. А эти проблемы глубже, чем один политик и одна социальная сеть.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Янв 29, 2021

Напоминаем: с 4 по 10 марта скидка в 20% на онлайн-курсы

«Как создать диджитал-отдел на основе редакции».

«Новые диджитал-медиа».

Главный редактор издания — о контенте, коллективе, финансировании и дистрибуции
Подкаст «Это реально!» — совместный проект авторов и журнала ЖУРНАЛИСТ.

Вам будет интересно: