Телеведущая Дарья Александрова: «Магия телевидения все еще работает»

Интервью о благотворительности на телевидении, конкуренции с YouTube и студенческом опыте

Многие журналисты занимаются благотворительными проектами, собирают деньги детям, рассказывают истории нуждающихся в помощи. К ним относится и Дарья Александрова, ведущая программ «День ангела» на Пятом канале и «Горожане» на «78». ЖУРНАЛИСТ поговорил с ней о благотворительности на телевидении, конкуренции с YouTube и студенческом опыте.

 

Как Вы начали работу над «Днем ангела»?

— Моя подруга помогала детскому хоспису, она придумала и возглавила проект «Мечты сбываются». Допустим, ребенок неизлечимо болен, мы спрашивали, что ему хочется, и исполняли эти желания. Кто-то просил зеленую игуану, кто-то планшет, а кому-то хотелось встретиться со звездой.

Спустя время благотворительность перетекла в «День ангела». После того, как я увидела умирающих детей, казалось, что меня ничем не удивишь и не растрогаешь. Поэтому я согласилась участвовать в проекте. Но потом, когда столкнулась с детками из детского дома, поняла, что такое трагедия. Когда у ребенка нет мамы и папы, он трогает тебя и говорит: «Останься со мной». Очень было жалко и тяжело, но я осталась. Считаю, что если столкнулся с проблемой, то ты либо идешь по легкому пути — жалеешь себя, либо берешь и делаешь. Благодаря тому, что ты этого ребенка раскроешь, чье-то сердце может дрогнуть и его заберут. Наши показатели невероятны — почти 300 детей нашли семьи. Чудо, когда они пишут во ВКонтакте, показывают нам своих кошек и собак. Часто созваниваемся с родителями, которые соглашаются дать какой-то комментарий.

Удивительно, как начинаются некоторые истории: «Мы с мужем включаем утром Пятый канал, пьем чай. Тут показывают вашу программу и ребенка, которого мы сразу же захотели взять». Это какое-то невероятное стечение обстоятельств. В этот момент перестаешь быть обычным журналистом.

Помню первую съемку, было безумно тяжело — холод, март и две девочки. Младшая в программе была ровесница моего сына, и я невольно сравнивала их и понимала простую вещь. У него есть я, а у нее — никого. Зато после эфира на них была огромная очередь, они сами выбирали себе родителей. 

Когда получала ТЭФИ за «День ангела» была воодушевлена, ведь я понимаю, что у нас в стране живут добрые люди, беспокоящиеся за детей, которые хотят найти дом.

 

То есть, по-вашему, журналист в первую очередь должен помогать людям?

— Конечно. У нас на «78» сейчас есть программа «Телекурьер». Например, кто-то жалуется на то, что в их подвале поселились крысы. Кажется, что это незначительная проблема, но в доме, где живут дети, творится антисанитария, и это неприемлемо. А когда проходят съемки, и благодаря эфиру вредителей выгоняют и осушают помещение — по-особому гордишься журналистикой.

 

По сути, мы обслуживающий персонал, мы должны быть полезными. Особенно сейчас, когда настолько развились социальные сети, и вокруг царит выдуманная реальность.

 

Не кажется, что на смену эфиру может прийти YouTube?

— Лет 12 назад коллега и уважаемый журналист сказал мне, что ТВ скоро придет конец. Вот годы прошли, но все еще держимся. Рано или поздно этот конец придет, но мы вряд ли застанем с вами этот момент.

Выпуск «Вечерний Ургант», когда пришел Юрий Дудь, это хорошо доказывает. Гость первым делом задал вопрос: «Почему в рубрику о спорте взяли другого журналиста, а не меня?». Человек, у которого миллионы просмотров на YouTube, все равно хотел бы делать рубрику на эфирном ТВ. В этой реплике я увидела искреннее негодование по этому поводу. Можно быть крутым интернет-персонажем, и я восхищаюсь теми, кто умеет так зарабатывать деньги. Любые средства, заработанные честно, заслуживают уважения.

мы обслуживающий персонал, мы должны быть полезными

Интернет действительно переживает подъем, но магия телевидения существует. Если тебя показывают, казалось бы, просто один час каждый день в вечернем выпуске, что такого уникального? Но я вижу, как реагируют на Ваню Урганта люди, на что они готовы ради фотографии с ним.

Он ведет себя достойно, не лезет не в свое дело, а когда чего-то не знает или не понимает — переспрашивает. Мне кажется, это показатель невероятной уверенности в себе — когда человек может признать, что чего-то не знает.

 

Сейчас многие блогеры с большой аудиторией и узнаваемостью стали ведущими, к примеру, на «Пятнице». Что думаете об этой тенденции?

— Не хочу показаться ворчуньей, но меня расстраивает, что требования, которые были у нас раньше, обесценились. Когда ведущий в «Орле и Решке» выражает свои эмоции, я не могу это слушать. И мои дети, которым я объясняла, что слово «пипец» — плохое, слышат его по телевизору. Сама я в этом смысле не ханжа, стараюсь говорить на молодежном, но меня коробит от вечного сленга.

 

Как вам опыт ведения «Алых парусов» с Иваном Ургантом?

— Мой любимый праздник, и я его воодушевленный участник. Это уникальная традиция города, о которой знают и за границей. Вроде один и тот же парусник выходит каждый год, а так трогательно. Слезы наворачиваются, и думаешь: «Ассоль, ты дождалась».

 

Бывает мандраж перед выходом в эфир?

— Я люблю это чувство. В этом есть определенный драйв, ведь в какой-то момент перестаешь нервничать. Волнение и нервы — разные вещи. Второе не восстанавливается, от них появляются седые волосы и дергается глаз. Первое время немного переживаешь, но это быстро проходит.

Недавно на телеканале «78» был марафон, посвященный Дню Победы. Мы сделали два часа прямого эфира относительно того, что происходит в городе. У нас в гостях побывали и начальники поисковых отрядов, которые до сих пор находят артефакты Великой Отечественной, и ветераны. Это волнует и одновременно заряжает: чувствуешь, что ты в центре мира.

Многие студенты хотят пройти практику для галочки, но все же остается тот процент молодых, которые рвут этот мир на части

Но иногда поворот темы может поменяться, например, чья-то личная история добавит еще одну микротему. И начинаешь вести эфир совсем по-другому. Это не так трудно. Было еще много ситуаций, когда у нас просили номера тех людей, кто приходил в студию. Чтобы лично помочь и посодействовать. Я считаю, что если ТВ сохраняет свою функцию полезности, и мы облегчаем кому-то жизнь, то это прекрасно.

 

Вы окончили журфак СПбГУ, что дали вам эти студенческие годы?

— Я училась на вечернем отделении, потому что не поступила на дневное по баллам. Сначала расстроилась, потому что у меня не было как таковой студенческой жизни, о которой снимают фильмы. У нас было спокойно, приходили взрослые ребята, которые уже получали второе образование. Потом я поняла, что это только сыграло мне на руку. Первая половина дня была свободна, поэтому я сразу с первого курса пошла работать в газету. Заканчивала университет, уже работая на радиостанции, и занимала серьезную для своих лет должность. Как ни странно, ни разу за это время не показала свой диплом работодателю. Думаю, вуз дает тебе то, что нельзя потрогать руками: уверенность и контакты. Это авторитетная организация, из которой на практику студентов берут с большим удовольствием. Прежде, чем ты докажешь, что что-то умеешь, тебя будут считать обузой, это нормально.

Учась, нужно цепляться за любую возможность. Я обожала «Европу Плюс», не стала разводить руками и чего-то ждать. Пошла туда, правда, мне ответили с 15 раза. Многие студенты хотят пройти практику для галочки, но все же остается тот процент молодых, которые рвут этот мир на части.

В конце учебы я стала уже корреспондентом на «Европе Плюс». Занималась тем, что записывала стрит-токи: выходила на улицы и узнавала мнение людей на актуальные вопросы. Я была незаменимым работником, потому что действующие журналисты не хотели выполнять эту неблагодарную работу под дождем.

Фото: 5-tv.ru
Сообщить об ошибке
Июл 12, 2019
Едем по стипендии на Туманный Альбион, покорять США и на экологический семинар
Журналистика так устроена, что авторитеты и кумиры появляются и исчезают там так стремительно, как звезды на небе
Декан факультета журналистики МГУ имени М.В.

Вам будет интересно: