Эффективные методы подачи материалов, которые газеты могут позаимствовать у телевидения

Теги: 

Применяем телевизионный подход к газете

Исходить слюной газетчикам, глядя на телевизор и на его аудиторию, бессмысленно. Не завидовать надо, а перенимать эффективные методы подачи новостей. Тем паче, что ничего сверхъестественного там нет. Мало того, не поверите, там столько нам, газетчикам, знакомого… 

В первую очередь давайте обратим внимание, как в телевизоре строятся выпуски новостей. Та же газета, только видео. Типичный алгоритм любых новостных передач таков:

 

1.   КОРОТКИЕ НОВОСТИ. Как правило, это новости, которые уже все «обсосали». Но. Во-первых, необходимо напомнить о них аудитории, среди которой могут найтись люди «не в теме». Во-вторых, «поставить галочку», что канал держит руку (микрофон, камеру) «на пульсе». Есть еще один психологический нюанс в этих коротких новостях: с их помощью телезрителю проще и органичнее втянуться в выпуск. Если хотите — «разогнаться». Мы точно так же «разгоняемся» в кафе во время обеда, не утыкаясь сразу в большую тарелку супа, а покалывая вилкой легкий салат. Ну вот, после всех этих метафор вернемся к нашим газетам. Тут ничего сложного: нельзя в начале номера сразу давать объемные материалы, тем самым запугивая «неразогнавшегося» читателя. В конце концов, не у каждого читателя есть даже двадцать минут, которые он может посвятить исключительно чтению номера вашего издания.

 

2.   ДАЛЕЕ — УЖЕ БОЛЬШИЕ ТЕМЫ. Так называемые «гвозди». И что мы видим? Говорящую голову, мычащую полчаса какую-то тему? Да нет же, конечно. Большая тема в телевизоре — это практически всегда обозначенный корреспондентом фокус новости, в этом же отрезке интервью героев новости, комментарии экспертов плюс какие-то опосредованные сюжеты, и все это — с документальным видеорядом, доказывающим закадровый текст. Ну, как… Ничего не напоминает? Да это ж самый типичный и знакомый газетчикам информационный пакет. Так почему же мы чаще всего подаем большие темы нескончаемым кладбищем букв с картинкой, скачанной из интернета? Просто в голове не укладывается, как можно не ставить своего читателя ни во что. Телевизионщики своей аудитории раскладывают все темы по полочкам, а газетчики, словно исключительные снобы, продолжают кормить читателя текстовыми «простынями». Если кто-то в телевизоре попробует построить подачу большой темы так, как газетчики, то как минимум авторы будут вынуждены попрощаться с профессией. 

ТЕЛЕВИЗИОНЩИКИ СВОЕЙ АУДИТОРИИ РАСКЛАДЫВАЮТ ВСЕ ТЕМЫ ПО ПОЛОЧКАМ, А ГАЗЕТЧИКИ, СЛОВНО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СНОБЫ, ПРОДОЛЖАЮТ КОРМИТЬ ЧИТАТЕЛЯ ТЕКСТОВЫМИ «ПРОСТЫНЯМИ»

3.   НУ И, НАКОНЕЦ, ЗАВЕРШАЮТ ВЫПУСКИ НОВОСТЕЙ «ЧУДНЫЕ» СЮЖЕТЫ — какие-нибудь родившиеся с тремя глазами поросята или заплыв на надувных женщинах в стиле довлатовского «Около фабрики «Калев» видели лося». Да-да. Это знакомая нам содержательная модель конца номера большинства газет — конкурсы, рецепты, гороскопы и сканворды. Вот тут не отстаем.

 


АНАТОМИЯ «ГВОЗДЯ»


Раз уж затронули подачу больших материалов. Давайте попробуем применить телевизионный подход.  Покажем нашу новость, а не расскажем.

 

Итак, перед нами типичный «избитый» эскадронами корреспондентов материал про заседание в администрации (Думе, правительстве и т. д.). Как правило, этот наскоро написанный текст в итоге выглядит кирпичом с фотографией кислых щей чиновников. И вишенкой заголовок вроде «Заседали и решали»… В нашем случае — «Дополнительный миллиард». Сразу скажу — это матрица реальной публикации. Матрица, абсолютно узнаваемая для многих, не замечать сада камней в своем огороде глупо.

В первую очередь делаем наш заголовок информативным. «Дополнительный миллиард» читателю дает самый минимум информации. Как водопроводный кран с перекрытым вентилем. Подавляющая часть читателей, прочитав такой заголовок и увидев пантеон протокольных лиц, сразу перевернет страницу. Был бы материал второго плана, то можно было бы сразу вывести информативный заголовок. Но у нас материал первого плана. Хорошо, оставляем заголовок. Но добавляем информативный подзаголовок, который даст читателю самую важную информацию о той новости, которую мы до него хотим донести. Таким образом, часть читателей, которым будет интересно, за счет чего можно найти лишние деньги (и не за его ли счет?), на этой публикации остановится. По логике, они перейдут в лид…  Да, пишем лид.

Не просто выделяем первый абзац текста, а действительно пишем лид. Фактически это вступление, разъясняющее содержание новости. Еще проще — это расширенная версия подзаголовка. Из лида читатель узнает, что дополнительный миллиард получат мировые судьи, поликлиники, детские сады и сельхозпроизводители. Это почти гарантия, что люди из этих отраслей начнут читать текст. Объяснять этот феномен нет смысла. Читатель всегда читает тексты только «про себя».

А что ж нам делать с пьяным матро… (прошу прощения), со снимками пиджаков и галстуков? Ведь эти снимки к миллиарду не имеют ни малейшего отношения. Это фотографии, относящиеся к теме лишь опосредованно. Тема про миллиард — значит, оформление должно быть про миллиард. Читаем текст — а там четко расписано «кому сколько». Это же простейшая инфографика. Та самая, что делается прямо в программе верстки за 5–10 минут. Наступаем на горло своей лени и делаем расчет этой инфографики.

Если без начальников совсем никак, ставим и их.  Но. Вторым планом и обусловленно — например, ставим рядом с портретом какую- то цитату из важного выступления, показывая участие начальника в решении нашего «миллиардного» вопроса.

 

Вот они — точки входа в публикацию, на основании которых читатель принимает решение «читать или нет». В первую очередь он всегда пробегается по заголовочному комплексу и иллюстрациям (это главные точки входа в материал). Далее глаз выцепит точки входа второго и третьего планов (лид и фото второго плана). И вот что еще важно. Даже если читатель не сочтет эту тему «своей» и читать не будет, он запомнит суть новости, которую газета хотела ему показать. Это чрезвычайно важный сервис для читателей, которые листают газету, выискивая лишь «свои» темы. А таких — абсолютное большинство. 

Иллюстрации: Unsplash; Сергей Мешавкин
Сообщить об ошибке
Дек 5, 2018

Опыт издательского дома «Мир Белогорья» 
Алгоритмы отодвинули журналистов от создания картины мира
Как заставить читателей вернуться и расширить возможности для подписки? Опыт редакции The Washington Post