Подневольный сын эфира, или Не забудьте выбросить телевизор

Теги: 

Почему деградирует российское телевидение

Хит телесезона: почти все мои знакомые якобы выносят телевизоры на помойку и потом радостно и гордо рапортуют об этом в соцсетях. Кто еще не вынес, ссылаются на просьбы домашних любимцев — попугая, бабушки, хомяка. Может, и не врут. Помню, наш пекинес Кит, заслышав рекламный слоган одной кормопроизводящей компании, приходил из кухни и садился перед телевизором. Пока не понял, что это все фейк-ньюс и надувалово.

В общем, вынес достаточно русский народ. Вынесут все? Не думаю.

У одноглазого монстра есть ядерный электорат, диванная гвардия, которая испытывает близкое к полузабытому оргазму чувство, когда ведущий ток-шоу вваливается в студию с ведром дерьма. В смысле, на ведре так и написано. Или с воплем: «Все, сука, ты меня достал» дает в глаз им же приглашенному гостю-инаковерцу.

Гвардия храпит, но не сдается. Но почему мыслящая часть общества (увы, как говорят социальные психологи, в любой стране она редко превышает 13 процентов) дружно повернулась к хромой останкинской избушке задом? Тоже мне, бином Ньютона.

В конце 70-х Джейн Биркин, которая осталась в благодарной памяти человечества в качестве сумки, исполнила чудесную песню мужа своего Гинзбурга. Не ту, о которой вы подумали, — «Je t'aime (moi non plus)», а «Экс-фан 60-х». Это своего рода мартиролог: «Ушел Брайан Джонс, Джим Моррисон, Эдди Кокран, Бадди Холли. Там же Джими Хендрикс, Отис Реддинг, Дженис Джоплин, Ти-Рекс, Элвис».

С тех пор как устал и ушел Ельцин, с нашего телекрана (это не опечатка — см. «1984» Джорджа Оруэлла) исчезли Евгений Киселев, Светлана Сорокина, Леонид Парфенов, Виктор Лошак, Катерина Гордеева, Павел Лобков, Алексей Пивоваров, всех не перечислишь. С волчьим билетом. Остались казак Дибров и дурак Добров. Когда с золотого крыльца выгоняют царевичей и королевичей, всегда засиживаются сапожники и портные.

У ОДНОГЛАЗОГО МОНСТРА ЕСТЬ ДИВАННАЯ ГВАРДИЯ, КОТОРАЯ ИСПЫТЫВАЕТ БЛИЗКОЕ К ПОЛУЗАБЫТОМУ ОРГАЗМУ ЧУВСТВО, КОГДА ВЕДУЩИЙ ТОК-ШОУ ВВАЛИВАЕТСЯ В СТУДИЮ С ВЕДРОМ ДЕРЬМА

Что вполне вписывается в парадигму нынешней кадровой политики, которую определил отец Кин из романа Стругацких «Трудно быть богом»: «Умные нам не надобны. Надобны верные».

В общем, недолго мучилась старушка в злодея опытных руках. Всего лет 15 останкинская фея хранила невинность, потом отдалась, опустилась и обабилась. Место принципов телевещания, некогда заложенных Би-би-си и принятых всем цивилизованным миром, — «информировать, просвещать и развлекать» — заняла триада из уже упомянутой антиутопии:

1.   Война — это мир.

2.   Свобода — это рабство.

3.   В невежестве — сила.

Распятого жидобандеровцами в Славянске русскоязычного мальчика, признает Первый, на самом деле не было, но «он вполне мог быть». Кровавые мальчики, проявлявшие нездоровый интерес с солсберецкому шпилю, явились Маргарите Симоньян в страшном сне.

Неужели народ огромной страны со славным, хотя и непредсказуемым прошлым не заслуживает более уважительного к себе отношения со стороны своих телекумиров, нежели вечное «Не выпендривайся и слушай песню «Валенки»?

Во-первых, раз слушает — не заслуживает.

Во-вторых, вспоминается анекдот эпохи первого, брежневского застоя: «У нас все во имя человека и на благо человека. И я знаю этого человека». В эпоху второго застоя все наше телевидение, высунув язык, на наши с вами деньги работает на одного телезрителя.

Леонид Флорентьев, телезритель, чей взгляд может не совпадать с позицией редакции

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 20, 2018
Можно активно участвовать в спецпроектах и при этом не уходить от острых оценок действий властей.
Как поменять модель журналистского образования

Вам будет интересно: