Подневольный сын эфира, или Не забудьте выбросить телевизор

Теги: 

Почему деградирует российское телевидение

Хит телесезона: почти все мои знакомые якобы выносят телевизоры на помойку и потом радостно и гордо рапортуют об этом в соцсетях. Кто еще не вынес, ссылаются на просьбы домашних любимцев — попугая, бабушки, хомяка. Может, и не врут. Помню, наш пекинес Кит, заслышав рекламный слоган одной кормопроизводящей компании, приходил из кухни и садился перед телевизором. Пока не понял, что это все фейк-ньюс и надувалово.

В общем, вынес достаточно русский народ. Вынесут все? Не думаю.

У одноглазого монстра есть ядерный электорат, диванная гвардия, которая испытывает близкое к полузабытому оргазму чувство, когда ведущий ток-шоу вваливается в студию с ведром дерьма. В смысле, на ведре так и написано. Или с воплем: «Все, сука, ты меня достал» дает в глаз им же приглашенному гостю-инаковерцу.

Гвардия храпит, но не сдается. Но почему мыслящая часть общества (увы, как говорят социальные психологи, в любой стране она редко превышает 13 процентов) дружно повернулась к хромой останкинской избушке задом? Тоже мне, бином Ньютона.

В конце 70-х Джейн Биркин, которая осталась в благодарной памяти человечества в качестве сумки, исполнила чудесную песню мужа своего Гинзбурга. Не ту, о которой вы подумали, — «Je t'aime (moi non plus)», а «Экс-фан 60-х». Это своего рода мартиролог: «Ушел Брайан Джонс, Джим Моррисон, Эдди Кокран, Бадди Холли. Там же Джими Хендрикс, Отис Реддинг, Дженис Джоплин, Ти-Рекс, Элвис».

С тех пор как устал и ушел Ельцин, с нашего телекрана (это не опечатка — см. «1984» Джорджа Оруэлла) исчезли Евгений Киселев, Светлана Сорокина, Леонид Парфенов, Виктор Лошак, Катерина Гордеева, Павел Лобков, Алексей Пивоваров, всех не перечислишь. С волчьим билетом. Остались казак Дибров и дурак Добров. Когда с золотого крыльца выгоняют царевичей и королевичей, всегда засиживаются сапожники и портные.

У ОДНОГЛАЗОГО МОНСТРА ЕСТЬ ДИВАННАЯ ГВАРДИЯ, КОТОРАЯ ИСПЫТЫВАЕТ БЛИЗКОЕ К ПОЛУЗАБЫТОМУ ОРГАЗМУ ЧУВСТВО, КОГДА ВЕДУЩИЙ ТОК-ШОУ ВВАЛИВАЕТСЯ В СТУДИЮ С ВЕДРОМ ДЕРЬМА

Что вполне вписывается в парадигму нынешней кадровой политики, которую определил отец Кин из романа Стругацких «Трудно быть богом»: «Умные нам не надобны. Надобны верные».

В общем, недолго мучилась старушка в злодея опытных руках. Всего лет 15 останкинская фея хранила невинность, потом отдалась, опустилась и обабилась. Место принципов телевещания, некогда заложенных Би-би-си и принятых всем цивилизованным миром, — «информировать, просвещать и развлекать» — заняла триада из уже упомянутой антиутопии:

1.   Война — это мир.

2.   Свобода — это рабство.

3.   В невежестве — сила.

Распятого жидобандеровцами в Славянске русскоязычного мальчика, признает Первый, на самом деле не было, но «он вполне мог быть». Кровавые мальчики, проявлявшие нездоровый интерес с солсберецкому шпилю, явились Маргарите Симоньян в страшном сне.

Неужели народ огромной страны со славным, хотя и непредсказуемым прошлым не заслуживает более уважительного к себе отношения со стороны своих телекумиров, нежели вечное «Не выпендривайся и слушай песню «Валенки»?

Во-первых, раз слушает — не заслуживает.

Во-вторых, вспоминается анекдот эпохи первого, брежневского застоя: «У нас все во имя человека и на благо человека. И я знаю этого человека». В эпоху второго застоя все наше телевидение, высунув язык, на наши с вами деньги работает на одного телезрителя.

Леонид Флорентьев, телезритель, чей взгляд может не совпадать с позицией редакции

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 20, 2018
Рассказывает главный редактор «Крымской газеты» Мария Волконская
Эстетические амбиции не должны мешать информативности газеты 
Как федеральные СМИ выбирают громкие инфоповоды из региональной жизни

Вам будет интересно: