Незаслуженно обойденные

Первое присвоение звания «Заслуженный журналист России» вызвало обоснованные вопросы в нашем сообществе

Собственно говоря, в том, что нашлись недовольные, ничего странного нет. Невозможно всем угодить. И нет таких критериев, которые устроили бы каждого. Я еще осенью, когда учредили это звание, писал в одной из своих колонок, что обязательно найдутся такие, кто будет уверен: звание дадут не тем, кто заслужил, а тем, кто поближе к власти, кто пошустрее, у кого есть «административный ресурс», кто умело вылизывает начальственные задницы.

Кстати, и в этом (в том, что такое может быть) ничего необычного нет. Так цинично устроена жизнь. Причем не только в нашем родном государстве.

И все же… Первое награждение — это ведь не дежурно-протокольный акт, это, если хотите, посыл, сигнал, некая заява от власти: «Мы отмечаем самых лучших — тех, на которых следует держать равнение всем остальным».

А кто по моему наивному разумению у нас самый лучший? Это тот, кто многие годы был бескорыстным, отважным, честным рыцарем профессии. Кто отстаивал интересы простых людей, сражался с коррупционерами, выявлял проходимцев в кабинетах, коридорах и закутках власти, всегда стоял на позициях высоких нравственных принципов. Кто стал подлинным авторитетом для граждан — неважно, жители это всей страны или отдельного провинциального города.

К сожалению, многие из таких по-настоящему Заслуженных Журналистов уже покинули этот мир — кого-то настигли пули заказных убийц, кого-то преждевременно свели в могилу травля, угрозы, стрессы. Настоящая честная журналистика давно стала одной из самых рискованных профессий в мире.

И тем более было важно — найти, отметить тех, кто остался. Они ведь есть — каждый из нас навскидку назовет десяток имен, хоть столичных, хоть провинциальных журналистов.

Лучший — тот, кто многие годы был бескорыстным, отважным, честным рыцарем профессии

Но в списке первых лауреатов — шесть из пятнадцати (то есть более трети!) — это вовсе не бескорыстные рыцари, а вполне упакованные медиаменеджеры. Они разъезжают на персональных лимузинах с водителями, а некоторые еще и с охраной. Все не просто богатые, а очень богатые. Кого ни назовешь из этих шести, за ним не водится ни ярких публикаций, ни талантливых репортажей, ни громких разоблачений. Нет, они, конечно, талантливы, как начальники, — хотя бы потому, что сумели сохранить старые медийные бренды, не дали помереть с голоду своим сотрудникам, засветились во всяких шумных политических кампаниях. Но, простите, причем тут «Заслуженный журналист»? Если уж кому-то из них так приспичило получить это звание, то дайте им его — через год, через два, через пять. Тихо, без лишнего шума, не раздражая и не обижая коллег.

Я не думаю, что это сигнал или посыл от власти. Это, скорее, очередная чиновничья глупость, чей-то «косяк», вполне привычный для наших коррумпированных и тупых бюрократов. Ведь всякое награждение в России — это процесс прохождения бумаг сквозь череду инстанций с неизбежными потерями для здравого смысла.

Жаль, что именно это постигло и столь долгожданную награду журналистского сообщества. Жаль, что СЖ России не настоял на том, что решающее слово при принятии решений должно оставаться за ним. Жаль, что в положении о звании не прописано: оно присваивается именно журналистам, а не медианачальникам, у которых и без того все есть, а у некоторых даже в избытке.

Исправить все это еще не поздно. Хотя осадок останется.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Янв 9, 2019
Соцсети для расследований — гораздо больше, чем площадка для общения.
Один из десяти лучших молодых журналистов России 2019 по
Редакции позволяют брендам диктовать стоп-листы тем

Вам будет интересно: