Судить нельзя мириться

Руководство новгородского медиаходинга защищает деловую репутацию от своих же коллег-журналистов

 

Еще пару месяцев назад на просторах Сети мне встретилась новость о том, что обычная местная газета, каких в России море, стала ответчиком по делу о защите чести и достоинства.

Истца больно задела публикация на сайте газеты острого видеоинтервью, в котором о нем (истце) высказались нелестно. Вроде бы ситуация для СМИ самая обычная, каждый день такие дела попадают в суды пачками.

Правда, в этой истории есть несколько важных деталей, которые меня как эксперта-лингвиста сразу «зацепили».

Во-первых, видеоконтент был сторонний, то есть создан не журналистами редакции, а другим СМИ из того же региона. То есть речь, как я поняла, в сущности о перепосте.

Во-вторых, задевшие истца сведения излагает гость, то есть не журналист, а приглашенный чиновник. Точнее, депутат местной Думы.

В-третьих, и истец, и почти все ответчики (кроме депутата) — журналисты.

Есть и другие тонкости, но об этом ниже.

Пора раскрыть интригу: речь идет об иске Сергея Бондаренко к новгородским изданиям «Ваши новости» и «Новгородский городской портал», а также лично к журналисту Антонию Кишу и депутату Алексею Чурсинову, представляющему в Новгородской городской Думе фракцию ЛДПР.

Сергей Бондаренко руководит ОГАУ «АИК» — областным государственным автономным учреждением «Агентство информационных коммуникаций». Это крупнейший медиахолдинг Новгородской области, который выполняет заказ местных властей на освещение их работы.

Редакция «Ваших новостей» последовательно освещала ситуацию с этим исковым заявлением. Истец сначала отказывался от назначения лингвистической экспертизы, потом со скрипом согласился на нее, но грянула самоизоляция, и рассмотрение дела отложили.

Я решила не дожидаться официального экспертного мнения по этому кейсу, а предложить вам свое. Давайте рассмотрим пристальнее, в чем тут соль.


Высказывание депутата Алексея Чурсинова, которое руководитель медиахолдинга счел порочащим, прозвучало в авторской программе «Люди в теме». Ее ведет журналист Антоний Киш на радио «ЭТО». Вызвавшая резонанс запись называлась «Что творится в ОГАУ «АИК»?», ее можно посмотреть на сайте «Ваших новостей» или непосредственно на YouTube.

Обсуждали местный бюджет и имеющиеся, по мнению депутата А. Чурсинова, злоупотребления бюджетными деньгами в ОГАУ «АИК».

На отрезке с 14:28 до 15:12 депутат произнес следующий текст:

Нет, ну, что, что касается зарплаты, — да. Счетная палата выявила, что, э-э, за последние годы заработная, э-э, плата увеличилась… заработная плата руководи́теля увеличилась более чем на шестьдесят процентов, заработная плата административного персонала увеличилась на сорок процентов. При этом заработная плата основного персонала ОГАУ «АИК» уменьшилась на семь процентов. Ну, если точно говорить. То есть, получается, Бондаренко себе зарплату повышает, а, э-э, так сказать, у сотрудников зарплаты падают. Как это? Это забота о себе любимом? То есть, в принципе, ну что… я не понимаю руководителя, который не заботится о своем коллективе.

Дословную запись выполнила я сама. Желающих убедиться в точности отсылаю к обозначенному отрывку видеозаписи.

Как сообщали «Ваши новости», сначала Сергей Бондаренко требовал опровергнуть этот текст полностью. И компенсацию морального вреда с каждого ответчика взыскать. Но в дальнейшем скорректировал свою позицию и в качестве объекта своих претензий обозначил только фразу «То есть получается, Бондаренко себе зарплату повышает, а, э-э, так сказать, у сотрудников зарплаты падают». Причем требования о компенсации не изменились.

Добавлю еще, что журналист Антоний Киш предлагал мировое соглашение (ответчики публично принесут извинения, но никаких штрафов не будет) и особо упирал на то, что, на его взгляд, в этом деле и судить-то, собственно, не за что: мол, интервьюируемый излагал личное мнение, да и высказал его в форме риторического вопроса.

Ответчик от мировой отказался. Дело продолжается.


Чем интересен этот кейс?

Во-первых, давайте будем справедливыми: об изложении личного мнения здесь говорить не приходится. Алексей Чурсинов приводит точные данные со ссылкой на их источник — Счетную палату. На основании этих данных он делает умозаключение, которое и составляет костяк спорной фразы «То есть получается, Бондаренко себе зарплату повышает, а, э-э, так сказать, у сотрудников зарплаты падают». Тут самое обычное утверждение, выводное суждение из озвученных тезисов.

Во-вторых, никакой вопросительной интонации в указанной фразе нет. Это хорошо слышно в записи.

Но можно ли говорить о наличии порочащих сведений как таковых? Вроде бы и информация негативная, и в форме утверждения выражена.

Я как эксперт-лингвист считаю, что в данном случае нет повода считать сведения порочащими, пока однозначно не доказано их несоответствие действительности. Совершенно неправомерно выдергивать фразу про то, как руководитель повышает себе выплаты на фоне падения зарплат у подчиненных, из контекста и подавать в суд только из-за нее. Говорящий ссылается на данные Счетной палаты — вот и прекрасная возможность проверить сказанное.

Если в упомянутом в интервью отчете Счетной палаты нет указанных сведений или депутат Чурсинов их существенно исказил, для диффамации повод есть.

Но если цифры достоверны, вполне резонно получается, что зарплаты сотрудников падают, в то время как у руководства растут. И если Сергей Бондаренко как руководитель государственного (на минуточку) учреждения сам утверждает штатное расписание и тарификацию ставок, сам подписывает зарплатные ведомости и сам решает, кому и за что дать, например, премию или другие финансовые «плюшки», то депутат А. Чурсинов рассуждает вполне логично, его выводы обоснованны и действительности соответствуют. Разумеется, в конечном счете вопрос соответствия действительности решает суд, это не задача эксперта. Я просто стремлюсь показать логику экспертных рассуждений по делам такого рода.

Негативные сведения в печати — это, безусловно, чувствительный удар по самолюбию. Но нужно ясно понимать (тем более журналистам и вообще людям, скользящим на гребне информационного потока), что неприятная правда и публичное опорочение — совершенно разные вещи. Критика действий публичной персоны должна иметь место, если для этой критики есть основания и доказательства. Так и рождается открытое, разумное и дееспособное общество, в котором мы все, как я понимаю, желаем жить. 

 
Справка

Анастасия Акинина — негосударственный эксперт-лингвист, журналист, член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС), член Союза журналистов России (Ставропольское региональное отделение).

Автор профессионального блога «ЛингЭксперт»

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
мая 12, 2020
Как создать успешный спецпроект для музея
«У меня хотя бы есть работа», — стало мантрой многих российских сотрудников, уставших от удаленки и самоизоляции.
Газете нет смысла проводить социальные акции в чистом виде, потому что ее выпуск сам по себе и есть социальная работа.

Вам будет интересно: