Диагноз — просторечие

Важно понять, когда оно необходимо

Во время одной из научных дискуссий профессор Григорий Яковлевич Солганик, почти двадцать лет возглавлявший нашу кафедру (к сожалению, он ушел из жизни три года назад), сказал: «Журналистская речь — не изящная словесность». Произнесено это было как аргумент в пользу того, что в СМИ может найтись место и для нелитературного слова или выражения. Оно хотя и выходит за рамки нормы, тем не менее в силу своей экспрессивности окажет воздействие на читателя. Вопрос в том, насколько правильно и уместно употреблено такое слово в журналистском тексте. Поэтому давайте поговорим о культурно-речевом статусе просторечия.

Скажу сразу, что я не ставлю под сомнение использование просторечий, если они четко мотивированы целью автора в рамках конкретного описания или рассуждения либо соответствуют его общему коммуникативному замыслу. Вот в журнале «Русский репортер» (№ 3 (467), 2019) в статье о проблемах трудоустройства один из работодателей откровенно поделился с кандидатом на вакансию, что для него идеальный работник — это разведенка с ребенком: «Она будет пахать и не вякать». Сниженная лексика в речи персонажа нужна автору, чтобы продемонстрировать аудитории сугубо утилитарное, а проще говоря, бессердечное отношение нанимателя к работнику. Негативная оценочность данных слов сильнее их отличия от литературной нормы.

Той же оценочностью продиктовано и использование просторечия в аналитическом контексте: «Что страшнее: эпидемия холеры в прошлом или тотальное 24-часовое оболванивание дорогого россиянина в настоящем?» («МК», 26.10.2018). Автор рассчитывает, и не без оснований, на то, что читатели разделяют его мнение о современном телевидении.

Поэтому ставить шлагбаум в СМИ перед всеми просторечиями, жаргонизмами, даже грубовато-экспрессивной лексикой нецелесообразно. Другое дело, насколько такие слова необходимы и уместны в контексте.

Например, статья «Коренные и варяги» в журнале «Эксперт» (№ 13 (1113), 2019) посвящена смене губернаторов в пяти российских регионах. Написана она в едином нейтральном стиле, соответствующем речевому портрету издания, но сопровождается инфографикой с названием «Опасные цифры для новых губеров». Ну скажите, какая нужда была в таком стилистическом диссонансе? Подстроиться под стиль читателей? Но тогда нужно было менять тональность всего текста, а это, судя по всему, не входило в задачу автора.

В том же «Эксперте» (№ 9 (1109), 2019) встречаем: «Самый жесткач в Улан-Удэ — Почтовка: район деревянных домишек и общаг, построенный прямо на кладбище»; «…на каждой улице своя стая. Как они умудряются выживать в таком жестком дубаке — загадка». Это фрагменты статьи «УланУдэ: национально-климатический капкан», опубликованной как один из  «репортажно-аналитических материалов об инфраструктуре и рынке недвижимости из цикла «Растущие города России». Понятно стремление автора отделить аналитическую часть от собственно репортажной не только композиционно, но и речевыми средствами. И с этой точки зрения не вызывает возражений использование разговорных слов «колымаги», «сараюшки», «обшарпанный», «панельки», «общага», поскольку они являются и изобразительным, и выразительным средством. Но приведенные выше «жесткач», «дубак» — это жаргонизмы, которые говорят лишь о желании корреспондента щегольнуть модным молодежным словцом. 

ЕСЛИ ГОВОРИТЬ О ЗАБОЛЕВАНИИ ЯЗЫКА СМИ, ТО ДИАГНОСТИРОВАТЬ СЛЕДУЕТ НЕ ЗАСОРЕНИЕ ЕГО ЗАИМСТВОВАНИЯМИ, А ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НЕЛИТЕРАТУРНОЙ ЛЕКСИКОЙ

Обратите внимание, что я привожу примеры из достойных, «качественных» изданий. Если обращаться к желтым, желтоватым и желтеющим газетам, то там стилистических злоупотреблений будет несравненно больше, что в основном продиктовано желанием редакций эпатировать пуб лику словами, приближающимися к обсценной лексике и даже переходящими эту границу. Но и в собственно массовых СМИ нередки примеры необдуманного нарушения нормы: «Морщинистую Стриженову поперли с Первого канала»: («Дни. ру», 06.10.2018).

Грубое нарушение стилистических норм (а в лингвистике это может расцениваться как речевое преступление) встречается не только у журналистов, но и у известных медийных персон, чью деятельность СМИ освещают. Так, небезызвестный региональный руководитель, давая интервью американскому телеканалу, заявил: «У нас сильное государство и ядерная держава. Если даже наше государство полностью разрушат, автоматически наши ядерные ракеты полетят. И весь мир мы перевернем, раком поставим» (цит. по газете «Коммерсантъ», 15.07.2017).

Но тем не менее основная доля неправомерных использований просторечия приходится все-таки на работников СМИ. Связано это с широко распространенным в медиасфере явлением — языковой игрой. Автор может столкнуть в одном контексте прямое и переносное значение слова, обыграть омонимы, создать стилистический контраст (именно как художественный прием) — всех приемов не перечислить. Но среди них следует особо выделить аллюзию — косвенную отсылку к общеизвестному выражению или фразе. И, стремясь привлечь внимание аудитории, журналист зачастую нарушает логику, а иногда и этику речевой деятельности.

Вот конкретный пример — заголовок «Славные ублюдки. Бедный ПАОК сломал «Спартак» (Championat.com,15.08.2018). Автор статьи попытался «поиграть» с названием фильма Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки». Данное наименование в фильме принадлежит спецотряду американских солдат еврейского происхождения, отсюда и наименование «ублюдки», появившееся в отношении отряда в Третьем рейхе. В статье же речь идет о греческих фанатах клуба ПАОК, которые атаковали российских журналистов. Смысловая отсылка к фильму в данном случае неуместна.

И, как сейчас говорят, «вишенка на торте», а именно кликбейтный заголовок, получающий развитие в лиде. Судите сами о допустимости языковой игры на таком уровне:

Идеальная сука. Каких сотрудниц предпочитает полиция Петербурга.

Региональное ГУ МВД объявило кастинг новобранцев, готовых работать за еду и начисто лишенных манерности. Они должны быть уверенными в себе, с безупречными ногами и любить детей, а на страховании их жизней можно сэкономить.

Петербургская полиция помечтала о сотрудницах без изъянов. Увы, блистательные характеристики применимы только к служебным собакам, которых закупают по 70-80 тысяч рублей каждая

(«Фонтанка. ру», 04.09.2018).

Вывод очевиден: если говорить о заболевании языка СМИ, то диагностировать следует не засорение его заимствованиями, а злоупотребление нелитературной лексикой, просторечиями.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
мая 15, 2019
До 1 июня подайте заявку на участие в Молодежной международной конференции 
Все следят за трафиком на своих сайтах. Драма в том, что почти все делают это неправильно
Каждого из нас хоть раз да пытались купить

Вам будет интересно: