Этот замечательный Воронежский журфак

Теги: 

Воронежский журфак  продолжает лучшие традиции классического университетского образования

«Журфак» давно стал брендом МГУ, хотя бренд этот не зарегистрирован. Несмотря на это, редко, когда другие факультеты журналистики называют журфаками. Наверное, потому что журфак — это не просто факультет, где организован процесс обучения, это обязательно традиции, творческие люди, которые создают одним своим присутствием университетскую атмосферу, где с фотографий и с обложек книг смотрит на нас история. Факультет журналистики Воронежского госуниверситета сами воронежцы давно называют журфаком, не претендуя при этом на статус столичности, но подчеркивая дух просвещения, который ощущает здесь каждый.    

Мое знакомство с Воронежским журфаком началось с самого Воронежа, точнее с его улиц. Проспект Революции, как говорят местные жители, «начинается буквально из ниоткуда». Достопримечательности на каждом шагу: мемориальные доски, памятники, дома-музеи.  У входа в парк «Орленок» стоит памятник Осипу Мандельштаму. В Воронеже поэт прожил всего три года — с 1934-го по 1937-й. Несмотря на это, город был запечатлен поэтом в его «Воронежских тетрадях».

  «...Пусти меня, отдай меня, Воронеж,—

      Уронишь ты меня иль проворонишь…»

В доме № 3 на Большой Дворянской (проспект Революции) в 1870 году родился Иван Бунин. Сейчас по этому адресу находится дом-музей писателя, где прошли  первые годы его жизни. 

В сквере перед зданием Воронежского государственного университета стоит памятник писателю, журналисту Андрею Платонову, на котором начертана фраза, принадлежащая одному из персонажей его произведения: «… А без меня народ неполный». 

В Воронеже работал известный книгоиздатель, писатель, журналист Алексей Сергеевич Суворин. В доме, где он жил, установлена памятная доска. Суворин положил начало отечественной ежедневной печати. Его газета «Новое время» объединила как известных авторов, так и начинающих писателей. А. П. Чехов опубликовал свои первые рассказы именно в этом газете.

С Воронежем связан был и Василий Песков, известный фотокорреспондент и очеркист «Комсомольской правды». Памятная доска ему была установлена на стене Воронежского государственного промышленно-гуманитарного колледжа, где  в 1946-1947 годах он учился.

Воронеж хранит память об известных писателях, поэтах, публицистах, журналистах: А. Кольцове, И. Никитине, В. Жуковском, Л. Толстом, М. Лермонтове, К. Рылееве, Д. Веневитинове, Г. Успенском, А. Чехове, В. Маяковском, А. Твардовском и многих других.

Журфак Воронежского государственного университета — одно из мест в городе, где традиции просвещения продолжаются в лекциях, в творческих встречах, в выставках, в семинарах и, конечно же, в книгах, альманахах, журналах. В этом году там вышли книги Владимира Тулупова, Татьяны Лебедевой, Вадима Колмакова.  

 

«Углы Зрения».  Сборник стихов Владимира Васильевича Тулупова, доктора филологических наук, профессора, декана факультета журналистики ВГУ.  100 -летию Воронежского государственного университета посвящается. 

 «...В центре города Воронежа, рядом с площадью вождя

временем треклятым нонешним и под струями дождя

мужичок сидит на ящичке — капюшон, в руках баян,

из под плащика рубашечка, выбрит и совсем не пьян…

Слышу «Шербурские зонтики» — чисто, грамотно ведет.

А народ в осенних ботиках озабоченный бредет,

а вокруг киоски шумные — городская суета,

люди глупые и умные — кто с зонтом, кто без зонта…

Огибают музыканта, молча с сумками бегут —

на народного таланта нету слушателей тут…

И летит мотив французский от витрины «Утюжка»

В городе типично русском и для русского ушка.

Так, возможно, в сорок пятом — в двадцать с малым поседел —

Инвалид, войной помятый, здесь с гармошечкой сидел.

Может быть, «Землянку» пел он иль про хату и врагов —

в двадцать с малым поседелый, к жизни мирной не готов…

Может, батька баяниста, что на ящичке сидит,

или даже дед артиста — с желтой карточки глядит…

Сколько песен прозвучало, время выдало итог,

но не  мнилось, не гадалось: будет времечко не то…

Филармония направо, а налево — Опера…

Как-то грустно, братцы, право… Вот такие номера!».  

 

 «Русский плакат». Книга Татьяны Васильевны Лебедевой, доктора филологических наук, профессора. Она посвящена истории возникновения русского плаката от первых рисунков древности до высокохудожественных произведений. Большое количество иллюстраций позволяет представить длительный и плодотворный процесс работы отечественных художников в области плакатного творчества.

 «... В 1897 году в Петербурге состоялась первая Международная выставка живописцев-авторов плаката. На ней было представлено около семисот экспонатов из Австро-Венгрии, Англии,  Германии, Голландии, Дании, Норвегии, США, Швеции. Среди участников  были такие известные художники как Феликс-Эдуард Валлоттон, Альфонс Муха, Одилон Редон. Альфред де Тулуз-Лотрек. Выставка удивила русскую публику. Участие в ней таких именитых, хотя и молодых, художников, как братья Васнецовы, Михаил Врубель, Константин Коровин, Борис Кустодиев, Евгений Лансере, даже обескуражило…».

 

«Век просвещения». Книга Вадима Борисовича Колмакова, кандидата философских наук, доцента. Она представляет собой современную хронику, в которой отображается жизнь преподавателей и студентов провинциального университета. Повествование, в котором главным являются не столько действия, сколько смыслы, которыми живет университет.

«…  Сегодня пересдача «хвостов», из 20 задолжников не сдали экзамен 4. 10 не явились. Посмотрим, как будет реагировать на это начальство. На следующий день на меня начали давить…». «В этом году  я столкнулся с явлением, о существовании которого не подозревал, работая в высшей школе. Это второгодничество. Оказывается, теперь отчислившийся за неуспеваемость студент может по прошествии некоторого времени восстановиться и снова пройти тот же курс за ту же плату. Понятно, что речь идет о тех студентах, за кого платят родители или родственники. Еще до пересдачи я обратил внимание на то, что в списке одной из студенческих групп, вернее в ведомости, имеется фамилия, которая в группе была неизвестна, мне она также ничего не говорила — какая-то Мирохина. Она появилась на экзамене, и я узнал в ней студентку, которой  в прошлом году я поставил двойку на экзамене, и вот  спустя год она оказалась в списках, не появившись ни на лекциях, ни на семинарах ни разу. Ответ ее и в этом году не отличался от прошлогоднего. Поставив два балла, я  спросил, как она оказалась снова на дневном отделении?

— Легко. Я заплатила деньги в кассу университета.

 Все это означает, что высшее образование все больше становится бизнесом. Деньги решают все. Они, как говаривал герой Достоевского, «даже таланты дают»        

В послесловии к книге декан факультета Владимир Тулупов написал: «А зачем печатать книгу, в которой так много критики и в адрес руководства вуза, и в адрес наших студентов?  Да, хотя бы затем, чтобы продолжить традицию классического университета — давать возможность высказывать свое мнение каждому, даже если ты с этим мнением не согласен».

Воронежский журфак живет особой жизнью, где есть вопросы и где идет поиск ответов, где преподаватели всматриваются в лица своих студентов, а те, хоть и пропускают иногда занятия, с восторгом рассказывают о своих преподавателях, гордясь, что им посчастливилось учиться на Воронежском журфаке.     

Фото: Unsplash
Сообщить об ошибке
Дек 3, 2018

Опыт издательского дома «Мир Белогорья» 
Алгоритмы отодвинули журналистов от создания картины мира
Как заставить читателей вернуться и расширить возможности для подписки? Опыт редакции The Washington Post