Сбились в стаю

Два Снегирева на одно стихийное бедствие

Конечно, я давно знал, что параллельными репортерскими тропами где-то ходит мой однофамилец Юра Снегирев. Следил за его приключениями сначала на страницах «Комсомолки», потом «Известий. Но пересеклись наши пути лишь однажды, было это в 2011-м году, когда страшное цунами обрушилось на Японию. Он приехал в Токио от «Известий», меня отправила за острыми впечатлениями «Российская газета». Жили в одном отеле под названием «Вашингтон» — он на беду оказался небоскребом и во время подземных толчков раскачивался словно пьяный.

В один из дней я предложил коллеге распрощаться со столичной жизнью и выдвинуться к эпицентру стихийного бедствия, то есть туда, где разрушения были самыми грандиозными и где волной смыло атомную станцию Фукусима. Юра на удивление легко согласился. Может быть, он думал, что со мной радиация не страшна. Или, может, оказался таким же безбашенным. Я тогда этого не знал.

Поехали. Сначала на поезде добрались до городка Нас-Шиобара, это километров сто пятьдесят к северу от Токио. Дальше — стоп, пути были разрушены. Сели в рейсовый автобус, который через час привез нас в Корияму, это еще сто верст на север. Там местную телекомпанию «Фукусима» возглавлял мой старый приятель Терасима-сан, на которого я возлагал большие надежды: поможет и с информацией, и с жильем. Когда-то, на исходе советской власти, я помогал ему и его телекомпании реализовать громоздкий и долгий проект автомобильного путешествия от Находки до Калининграда. А ведь долг платежом красен.

Но, увы… Японец встретил нас даже не холодно, а враждебно, он через слово твердил: «Зачем ты приехал? Отели не работают, рестораны не работают, все плохо, уезжай». Я так понял, что в условиях стихийного бедствия всю прессу там держали под жестким контролем местные спецслужбы — вот он и испугался. Но куда нам было уезжать? Возвращаться не солоно хлебавши в Токио? Юра и в этой ситуации показал себя бойцом: надо эту чашу испить до конца, едем дальше.

Может быть, он думал, что со мной радиация не страшна. Или, может, оказался таким же безбашенным

Посовещавшись, решили пробиваться на север, где волна смыла сотни маленьких городков и поселений. Опять сели в автобус — теперь с боем — и на нем доехали до города Фукусима, а оттуда уже на третьем за день автобусе добрались до Сендая.

В этом Сендае все было плохо. Приехали мы туда поздно вечером. Пустые улицы. Холод. Сунулись в один отель — закрыт. В другой — та же история. Редкие прохожие — те, кто был способен объясняться на английском, — в один голос уверяли, что ни одна гостиница не работает в связи с бедствием. Но мы упорно шли дальше. Наобум. В ночь.

Стал накрапывать дождь.

— Ого, — сказал Юра со своей обычной восторженностью. – А ветер-то восточный. То есть дует прямо от Фукусимы. Да еще и с дождичком.

Я достал из рюкзака шляпу. Он надел капюшон. Так мы защищались от радиации.

Прошли мимо вокзала. Здесь нашелся действующий отель, но в нем не было ни одной свободной комнаты. Дальше опять — неудача за неудачей. И уже, когда мой молодой друг стал терять надежду, нам улыбнулось счастье. Девушка на стойке в отеле сказала, что может дать одну комнату на двоих. Мы вскричали «ура».

— Только, извините, у нас нет горячей воды, — извинилась девушка, которая, видно, приняла нас за сладкую парочку.

— Да и бог с ней, с водой, — утешил ее Юра. 

Я остался в номере, чтобы зафиксировать в ноутбуке впечатления от поездки, а мой коллега пошел поискать чего-нибудь съестного. 

— Дохлое дело, — пытался я его отговорить.

Через полчаса он звонит:

— Сижу в ресторане. Виски уже заказал. Приходи быстрее, а то скоро здесь все закрывается.

Было такое впечатление, что он нашел единственный работающий ресторан на весь миллионный город. Мы накинулись на еду, выпили виски, вернулись в отель и легли спать.

Утром на такси отправились в прибрежные районы, которые сильнее всего пострадали от землетрясения и цунами. А затем примерно тем же макаром возвращались в Токио: три автобуса, поезд, стояния в очередях, давки, ругань, холодный дождь, словом, ту чашу, действительно, испили до дна.

Зато было что рассказать читателям.

С тех пор я знаю, что с Юрой можно идти в разведку. У нас не только фамилия одна. Но и профессия. Да и работаем мы теперь в одной «Российской газете».

Фото: ТАСС
Сообщить об ошибке
Апр 3, 2019
Вместе с разбором редакционной жизни онлайн ЖУРНАЛИСТ вспоминает основные идеи прошедшего в
 Главная задача профессиональной организации — защита трудовых прав и поддержка коллег, оказавшихся в беде
Бумага умирает, но не сдается. О неожиданных творческих находках зарубежных медиакомпаний 

Вам будет интересно: