О спектакле «Журналист. Жизнь в секунду»

«Меня зовут Ира, я родилась в 1988 году. В этом же году была опубликована известная статья Юрия Щекочихина «Лев прыгнул»… Этой статьей он положил начало современной российской расследовательской журналистике.

В этой статье Щекочихин первый раз упомянул, еще при советской власти, что у нас существует мафия. Что мафия — это организация для ведения преступного бизнеса. И главное, что она может существовать только в условиях коррупции и напрямую поддерживается представителями государственного аппарата.

Я не знаю, всем ли известно о ком и о чем идет речь — я почти ничего не знала…  Точнее сказать и не думала, что есть такие вот люди. Я наблюдала жизнь, со многим не соглашалась, многое оставляла как есть, потому что вроде как не в силах изменить. И вдруг мы столкнулись с этой темой…

Мы сделали спектакль, потому что, наверное, пока, кроме этого, мы больше ничего не можем сделать.  Я тоже буду являться частью спектакля, и вы будете являться частью спектакля, и интересно, что из этого получится. Возможно, мы станем друзьями, а возможно, подеремся. В жизни так всегда, как выяснилось, в журналистике тоже».

Прошло уже 4 года. Премьера состоялась в 2016 году. Нас пригласил Игорь Степанов в Центральный Дом Журналиста, на тот момент у него была идея создать целый цикл спектаклей, посвященных судьбам журналистов. Это должно было называться «Театр документальной журналистики».  Мы пришли к нему в кабинет, и он нам рассказал об этой идее, и первые имена, которые прозвучали, — Юрий Щекочихин и Анна Политковская. Мы доверились ему, и, приняв от него стопку толстых книг, отправились изучать тему. Мы влюбились в этих людей… В их тексты, в их смелость, в их харизму. Люди, о которых мы никогда ничего не знали, вдруг как будто стали нам друзьями. Это было удивительное ощущение. 

Главной задачей для нас было, чтобы прозвучал текст, статьи и воспоминания журналистов конца XX — начала XXI века, которые повлияли на ход событий в России.

Для нас было важно рассказать о них, как о людях, которые делали честно свое дело, о том, что журналист — это человек, который НЕ ОБМАНЫВАЕТ, человек, который рискует жизнью, идет против системы ради правды. Сегодня мы находимся в ситуации сплошной лжи и фейков. Это какой-то страшный механизм управления массами. И хочется сказать: «Как вас не хватает, как не хватает правды…»

Вот небольшой отрывок из сценария, почти что самое начало:

«Автор: Из интервью Юрия Щекочихина… Декабрь 2002 года… За 6 месяцев до его смерти…  Юрий, чему прежде всего нужно научиться молодому журналисту?

Юрий: Первое, чему меня научили, — это никого не обманывать и ничего не бояться. Второе: писать то, что ты сам чувствуешь. Твое мнение, независимо от того, сколько тебе лет, очень важно для понимания жизни, истории, которая происходит на твоих глазах. Третье — надо научиться писать хорошо. Это очень трудно. Я помню, когда у меня даже не было пишущей машинки, я переписывал первый абзац раз двадцать. Потому что от того, какую ты найдешь интонацию, какой ритм, зависит твоя дальнейшая профессиональная жизнь…»

,

,

Было очень волнительно выпускать этот спектакль, ведь все это происходило относительно «вчера». На спектакле побывали родные, друзья, коллеги Анны Политковской и Юрия Щекочихина. Нас очень вдохновила поддержка Надежды Ажгихиной. К нам пришли коллеги Анны Степановны и Юрия Петровича из «Новой газеты», и это было просто какое-то чудо, мы попали в среду совершенно нам незнакомую, а были приняты там с радушием и любовью.

Каждый раз после спектакля, мы просили зрителя не расходиться, а обсудить вместе все услышанное и увиденное, это является частью замысла. Мы спрашивали, все ли были знакомы с этими журналистами до того, как пришли на этот спектакль, просили поднять руку. Некоторые зрители слышали эти имена впервые, и мы даже радовались, что могли поспособствовать этому знакомству. Почти на каждом спектакле находился человек, который лично знал Юрия Щекочихина. И обвинял нас в том, что мало юмора в спектакле, потому что Юрий Петрович очень любил пошутить. И рассказывал какие-то смешные байки. Но были и сложные обсуждения, со спорами, претензиями… Спектакль шел 50 минут, а обсуждение могло затянуться на 2-3 часа.

Сейчас пишу этот текст, и понимаю, что уже нет Зои Ерошок, всего-то за эти 4 года…Она написала про наш спектакль статью. Как было приятно с ней разговаривать, смеяться…

Статья называется «Юра и Аня, или спектакль как форма чтения» и начинается она так: «Нам часто кажется: то, что мы делаем, — никому не нужно. Все уходит в песок. Масштабы смещены. Оценки искажены. Вот говорят о праве на забвенье. А право не забывать — помнить — у нас есть? Только в «Новой» с 2000 года мы потеряли шесть человек: Игоря Домникова, Юру Щекочихина, Аню Политковскую, Стаса Маркелова, Настю Бабурову, Наташу Эстемирову. А всего в России с 1994 года убито более 500 журналистов. Помнит ли страна их имена? И самих этих людей? И где оно, устройство нашей памяти?»

Мы любим этот спектакль. Сейчас он не стоит в репертуаре нашего театра, поэтому пишу, употребляя глаголы прошедшего времени: «были», «рассказывали»…  Но мы не «закрыли» этот спектакль, он есть, и мы готовы его играть, если представиться такая возможность.

 

(Авторский театр «Эскизы в пространстве», Режиссер: Ира Михейшина В ролях: Дмитрий Максименков, Алина Кузнецова).